№4 '2018
Архив номеров
Дневник модели

В гостях у Анатолия Антоновича Федоренко несложно догадаться о его профессии. Половину комнаты занимают книги о путешествиях. Между стеллажами втиснуты фотографии, походные трофеи, рядом с кроватью лежит верный друг - рюкзак защитного цвета. Геолог в прошлом месяце отметил 85-летний юбилей, но, как и полвека назад, он грезит о тайге и горах, и, быть может, снятся ему неизведанные дали. Раскрывая двухметровую карту, он начинает рассказ о золотом запасе Дальнего Востока, редких землях Вьетнама, экспедициях в Крым, Казахстан и Закарпатье и о главном сокровище, что скрыто в глубине человеческого сердца.




Байка № 1. Прагматичная


«В Союзе профессия геолога была одной из самых уважаемых и востребованных. Конкурс в магаданское училище на геологический факультет просто бешеный - одиннадцать абитуриентов на место. Обычная стипендия в то время составляла 20 рублей, а в Магадане платили 540. Маме одной тяжело было меня содержать, вот я после восьми классов накопил на билет и рванул из поселка Хор в Магадан. Денег на обратную дорогу не было, как и на общежитие. Во время экзаменов пришлось ночевать на лавочке в детском парке. Поступил, а куда деваться.


Продолжил обучение в МГУ, где мне, как подающему надежды студенту, выделили отдельную комнату. Педагоги были уверены, что я точно стану геологом и не пойду «торговать сиропом». Слово я сдержал. После университета поехал работать на Колыму, в поселок Ягодное, а потом уже на Дальний Восток. Мы с супругой Лидией, выпускницей географического факультета МГУ, выбирали между Свердловском, Волгоградом и Хабаровском. Нам тогда понравился солнечный и красивый город, приветливые люди, да и все знали, что на Дальнем Востоке много рыбы и икры.


Байка № 2. Романтическая


Студентами мы задумывались, какой станет наша семейная жизнь. Сразу решили, что абортов не будет. Как-то дожидаясь меня с экзамена за дверью кабинета, Лида про себя загадала: «Какую он оценку получит, столько и будет у нас детей». Хитренькая, знала, что больше пяти не поставят, но и столько нам тогда было страшно представить. Выхожу, а она мне: «Ну сколько?». – «Да, трояк», - грустно протянул. А она давай прыгать от радости «Ну, слава Богу!». Так и вышло, у нас родилось три дочери. Старшая, Галя, еще до появления на свет «ходила» с нами в экспедицию. Что было, конечно, делом рискованным. Хотя я оберегал жену от трудностей, но тайга есть тайга. На маршруте нет дорог, только лес, горы и поля. Это в кино все выглядит очень романтично, когда геологи поют песни у костра. Обычно к вечеру уже сил нет - падаешь ничком на одеяло и засыпаешь. В день проходили по пять, а то и восемь километров, если легкий участок. За сезон 300 километров получалось, причем все-все, что встречаешь на пути, фиксируешь. Каждую точку отмечаешь в дневнике, где медведь прошел или есть коренное обнажение, то есть горные породы лежат на поверхности, где андезиты и дациты, липариты с жилами кварца и сульфитами, а где и проглядывается золото с примесями. Возвращаешься в лагерь и камералишь - анализируешь материал.


Была у нас своя традиция - заводить в лагере кошек, чтобы те мышей гоняли. Умная у нас была Вечорка, она из деревни всех котят и жениха своего за собой привела в палатку. Мы его накормили, а потом смотрю на нее так серьезно и говорю: «Давай-ка ты его выпроваживай, пока дорогу к поселку не замело». Она послушалась, звери ведь все понимают.
Романтики в тайге много, но она какая-то суровая получалась. Дорог нет, переходишь вброд быстрые реки и ледяные ручьи. Когда друг за другом идем по тайге, то видно, как спина впереди шевелится и жужжит - мошка ровным слоем покрывает энцефалитку. Бороду было лень брить, но с ней в тайге крайне неудобно - репейник цепляется и насекомые прячутся, кусают. Приходилось сбривать.


Зато за цветами и ягодами не нужно в магазин ходить, все под рукой. А однажды мы разбили лагерь на грибной полянке, усыпанной подосиновиками. И Лида каждое утро выходила из палатки со сковородкой, как она говорила, позавтракать. А за ночь они опять вырастали.

У геологов, как правило, крепкие семьи. Мы с супругой за всю жизнь ни разу не поссорились, ни в тайге, ни в доме слова плохого друг другу не сказали. А зачем ругаться? Все эти ссоры - ерунда такая. Сейчас народ избалован, а когда люди вместе через трудности проходят, то больше начинают ценить друг друга. С появлением детей она уже в экспедиции не ходила и дома меня по полгода ждала. Уезжал, дети еще только ползали, а вернулся - уже бегают. А бывает, что и не узнают, пугаются, что за бородач лезет целоваться».


Байка № 3. Дорожная


«На Корякском хребте (прим. - территория Чукотки и Камчатского края) на высоте 2000 метров искали ртуть и нефть, в Казахстане - марганец. Прошли тысячи километров в Казахстане, Крыму, на Урале, в Закарпатье и на Дальнем Востоке - искали золото, серебро, уран, медь, марганец и другие минералы.


В экспедиции самая большая сложность заключается даже не в поиске полезных ископаемых и минералов, а в транспорте. В диких местах нет дорог, есть условное обозначение на карте, по которому мы сами прокладываем путь. Пока не появились вертолеты, нас забрасывали на точку самолетом, оттуда мы шли по 60 километров на лошадях или оленях. В одной связке по 20 голов, впереди - каюр, обычно кто-то из местных, эвены и чукчи часто нам помогали. Самое лучшее место - северо-восток Охотского района, нет ни гнуса, ни жары. Не сравнить с джунглями Вьетнама, где и змеи, и насекомые таят опасность. К счастью, мы работали под землей, в местечке близ горы Сипан, на границе с Китаем. Всюду шла война, а здесь не бомбили.


Бывшая французская колония, северный Вьетнам в 70-х был отсталой страной. Во время американо-вьетнамской войны мы активно помогали союзникам, наши летчики учили вьетнамцев вести бои, а геологи находили нефть и редкие земли. Мы обнаружили очень богатые месторождения индия, германия, урана, тория. Вьетнамцы в той войне не победили бы своими силами. Но к чести американцев скажу, что они знали, где сосредоточены партии геологов и нас не трогали.


Однажды встретил на пути старичка-вьетнамца, поприветствовал его, напоил чаем, ну и мы разошлись. На следующий день иду, а навстречу вьетнамцы, вооруженные до зубов, что-то кричат на своем, кивают мне, чтобы шел за ними. Ну, думаю, спорить бесполезно. Прихожу, а там столы накрыты, и мой старик в центре - как оказалось, он у них вожак. Налили какой-то слабенькой настойки, я попробовал и не стал пить, вылил. Они повыскакивали из-за столов и смотрят на меня. Все, думаю, пропал. Смотрю, несут еще одну бутыль, а на вкус - точно наш самогон (первач).


Байка № 4. Дальневосточная


Территории Дальнего Востока еще слабо изучены, гораздо меньше, чем Урал. Мы добываем столько, сколько сможем перерабатывать. Остальные запасы лежат в недрах нашей земли, как в кладовке. Попадаются и самородки золота, слюда, кальцит, чароит, германий, индий, удивительный минерал - окаменелое дерево, который за миллионы лет преобразовался в камень, сохранив при этом естественную древесную текстуру.


У нас много всего ценного. Хватит и внукам, и праправнукам. Большая часть золотых запасов скрыта глубоко под землей, в чистом виде его редко встретишь. Чтобы получить крупицы драгоценного металла, содержащую золото породу дробят на сотые доли и промывают. Специалист по геологическому рисунку земли и математическим расчетам может предположить, где рыть канавы и бурить скважины. Они могут уходить на 3 тысячи метров в глубину.


Байка № 5. О вечном


Работа вдали от цивилизации всегда связана с риском. Нас учили в университете, как выживать в тайге среди диких зверей и при природных катаклизмах. Но без опыта эти знания не спасают. Но все же среди геологов много долгожителей. Это сейчас я стал кабинетным работникам, но большую часть жизни провел в полях, в исключительных условиях! От Корякского хребта ближайший населенный пункт находится на расстоянии 300 километров. Какой там свежий воздух! Первозданная природа. Лебеди подпускали нас к своим гнездам, ничего не боялись. Начальник не разрешал стрелять куропаток в радиусе 5 километров от лагеря. Так они наглели и садились к нам на палатки и вызывающе кричали. И вода там кристально чистая, вкус такой, что словами передать не могу. Все это продлевает жизнь. Хорошо бы до 110 дожить. Работы еще много, и праправнуков хотел бы дождаться, а внуки и правнуки у меня уже есть!».


Текст и фото - Марина Шабалова

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.