Испанские каникулы


Во всем виноваты звезды. Голливудские. А точнее – Хавьер Бардем, Скарлетт Йохансон и Пенелопа Крус. Эти трое были так безмятежно счастливы в фильме Вуди Аллена «Вики. Кристина. Барселона»! Я сидела на диване в шерстяных носках, куталась от дальневосточного мороза в теплый плед, за окном густой пеленой висел январский снег, а на экране телевизора красивые полуодетые люди гуляли под палящим солнцем по городу моей мечты. В один миг набрала номер турфирмы, предвкушая незабываемое путешествие в Барселону. Тогда я и представить не могла, чем обернется этот порыв и какие испытания ждут на пути в город сказочной архитектуры, фруктового вина и страстных танцев.


Главным препятствием для отдыха в Европе оказались финансы. Вернее, их отсутствие. 2015-й год многим запомнился экономическим кризисом. Сейчас все привыкли к курсу доллара и евро. Но тогда это была катастрофа! Меня от разорения спасло чудо.Буквально за месяц до падения рубля добрые, а главное, финансово грамотные люди посоветовали перевести накопления в зарубежную валюту. Тысяча купленных европейских денег ушла на оформление визы и покупку билетов. До путешествия у меня было полгода на решение всех проблем, из которых доминирующая – отсутствие загранпаспорта…
Испания с 1985 года входит в Евросоюз, поэтому для пересечения границы иностранец должен оформить «шенген». Стоит заметить, что Барселона самый популярный для туристов город Испании, поэтому получить визу не так уж сложно: справка о наличии постоянной работы, подтверждение платежеспособности, загранпаспорт, консульский сбор, бронь отеля и билеты – стандартный набор. В моем случае не хватало «малости», как я уже упомянула, загранника и отеля. Если с оформлением первого проблем не возникло, то с проживанием все оказалось сложнее. Забронировать номер на лето оказалось непросто. Удовольствие для дальневосточной туристки, мягко говоря, не дешевое. Но отступать было некуда. Позади - привычный Хабаровск, а впереди приятным акцентом зовет Барселона.

Решила этот вопрос смело, по-испански, зарегистрировавшись на airbnb.ru Это сайт аренды квартир для иностранцев. Тут можно найти жилье на необходимый срок и окунуться в быт местных жителей. Варианты проживания самые разные – от комнат с поселением до коттеджей. В многообразии выбора стоит обращать внимание на отзывы и расположение. Не редкость, когда арендаторы, влюбившись в цену и фото просторных апартаментов, проводят отпуск в спальных районах города или вообще в его провинции. В помощь карты, Google и комментарии тех, кто уже знаком с местом и хозяином. Кстати, вам могут отказать в брони. Чаще такое случается с новичками без фото и пустой анкетой. Я подстраховалась: кроме ответов на стандартные вопросы, написала в профиле о работе, интересах и хобби. За полгода подготовки к вояжу я изучила город и четко знала, где хочу остановиться – на бульваре Ла Рамбла. Это самый центр, как наша улица Муравьева-Амурского. Только в Барселоне. Мои финансы позволили снять комнату без окна. Зато хозяйка оказалась уроженкой Украины, она свободно говорила по-русски, что весьма упростило общение. Огромным плюсом стало расположение. Но об этом позже.

Чтобы сэкономить, маршрут был построен через Москву и Амстердам. Перелет туда-обратно обошелся примерно в сорок пять тысяч рублей, что вполне сносно для пика сезона. В столице я остановилась на два дня, чтобы повидать подругу, а главное, забрать визу и загранпаспорт. Это был большой риск. Но отправка их на Дальний Восток заняла бы не меньше двух недель. У меня этого времени не было, если учесть месячное рассмотрение моей кандидатуры на въезд в Испанию. Поэтому, решившись заблаговременно войти в роль бесстрашной каталонки, взяла у турфирмы адрес, по которому мне выдадут документы, и отправилась навстречу мечте. К счастью, все сложилось хорошо, и я получила доступ к Барселоне.

Ехать самостоятельно в другую страну без сопровождения, без встречающих турфирм и пресловутого трансфера было страшно. От слова «очень». И я пошла ва-банк. Преодолев стереотипы, загодя зарегистрировалась на самом популярном сайте знакомств, указав в графе «город» вместо Хабаровска Барселону. Добавила пару фото. Цель знакомства – дружба. Из десятков откликнувшихся я продолжила переписку с несколькими русскоязычными сеньорами. За несколько месяцев заочного общения проверку на маньяка-извращенца прошли лишь пара человек. Один из них Сергей из Львова. Он семнадцать лет назад покинул незалежную, успел получить португальское гражданство и последние три года жил в столице Каталонии. Он, как многие иммигранты, тосковал по Родине и русской речи. Сергей и стал моим бесплатным гидом и помощником в преодолении языкового барьера.

Первая встреча состоялась в аэропорту. Там мы сели на автобус, который доставил нас до площади Каталонии. Каталония – автономная область Испании, а Барселона ее столица. Местные говорят на другом языке и могут не понимать испанского. Некоторые даже смертельно обижаются, если их называют испанцами. Правда, туристам географическая безграмотность прощается.

От центральной площади начинается знаменитый пешеходный бульвар – Ла Рамбла. Его протяженность более километра. Днем он уставлен десятками лотков с сувенирами и сладостями. Вдоль «Рамбаса», так название бульвара звучит на испанский манер, расположено множество музеев, магазинов и кафе. Мой дом на ближайшую неделю оказался возле рынка Бокерия – главной гастрономической достопримечательности города.

В трехкомнатной квартире, кроме меня, остановились пара из Голландии и пожилой американец. Пересекаться нам не приходилось, все старались пораньше уйти в город. Каждое утро я просыпалась под возгласы рыбаков, которые привозили улов к 6 утра. Всю неделю мой стандартный завтрак состоял из лангустинов и свежих фруктов или ягод. Стоит ли говорить, что вкус клубники, вишни, персиков там совсем другой, а свежие морепродукты не сравнимы с дальневосточными заморозками! В среднем это счастье стоило мне около десяти евро. По местным меркам вполне бюджетно.

Вообще тема испанской кухни заслуживает отдельного внимания. Главный напиток там – сангрия. Это слабоалкогольное красное вино с добавлением фруктов и льда. Его пьют на завтрак, обед и ужин. В кафе, как правило, сангрию подают графинами или стаканами по пол-литра. В супермаркете, где я часто отоваривалась, чтобы сэкономить, двухлитровый тетрапак обходился от полутора до пяти евро – копейки.

Но главный кулинарный символ Испании – хамон. Эти сыровяленые свиные ноги известны всему миру. После засаливания, окорока свиней определенных пород зреют в специальных погребах от полугода до нескольких лет. Едят этот национальный деликатес тончайшими ломтиками, которые буквально тают во рту. Кстати, хамон частый ингредиент тапас – так называют небольшие закуски к пиву или вину. В некоторых кафе, подальше от туристических троп, тапас подается бесплатно, а за символическую плату открывается доступ к шведскому столу. Сами испанцы считают, что это не еда – это образ жизни. Существует даже глагол tapear – он переводится как «ходить по барам, общаться с друзьями и знакомыми, пить вино и есть тапас».

Местные сыры – на любителя. Привычным для нас сортам из коровьего молока испанцы предпочитают сыры из козьего. В любом случае гастрономический экстаз вам обеспечен.

Не тапасом единым сыт турист. Духовной пищи в Барселоне хоть отбавляй. В первый же день я купила билет на туристический автобус. Это наиболее удобный способ осмотреть достопримечательности, сэкономив время и деньги. Красные, двухэтажные с большими зеркалами впереди, они похожи на муравьев. Купленный за 40 евро билет позволил мне два дня кататься по всем направлениям. Садиться и выходить из автобуса можно неограниченное количество раз на любой остановке. Кроме билета, вам вручат наушники для радиогида и небольшую брошюру с картой города, множеством скидок и купонов. Как правило, я выбирала второй этаж «муравья», чтобы, слушая городские легенды, рассказы о гении Гауди, уникальной архитектуре каталонской столицы, наслаждаться видами и теплым испанским ветерком.

Из сотни must see (с англ. должен посмотреть) Барселоны самое яркое впечатление оставил собор Святого Семейства, он же знаменитый Саграда Фамилия. Своего рода визитная карточка, его можно увидеть в путеводителях, журналах, на туристических сайтах. Воочию он превосходит все ожидания. Билет продается на определенное время из-за большого потока туристов. Час ожидания я провела в соседнем парке, пытаясь рассмотреть один из трех фасадов собора. Строительство Саграда Фамилия началось в 1882 году и продолжается до сих пор. Главному архитектору этого проекта Антонио Гауди было 30 лет, своему творению он посвятил всю жизнь. Когда его спрашивали о затянувшемся возведении собора, он отвечал: «У моего заказчика сроки не ограничены», намекая, что строит для самого Господа Бога. Внутри собора действительно охватывает благоговейный трепет от величественности, католических канонов и какой-то нездешней мощной энергетики. Толпы фотографирующих японцев, громких индусов, рыжих англичан с детьми и русских в шортах совершенно не мешают восприятию. Несущие колонны разветвляются к сводам, подражая ветвям деревьев. Солнечный свет, проникая сквозь разноцветную оконную мозаику, выстилается в длинные витиеватые ковровые дорожки на полу. Я провела на скамейке внутри собора более часа, оцепеневшая от миллионов деталей непостижимо красивого и величественного творения. Это одно из самых сильных эстетических потрясений в моей жизни. Тут как раз уместна фраза: я никогда не буду такой как прежде...

Позднее я посетила парки Гуэль и Сьютаделья, музей Испании и холм Тибидабо, на котором по легенде дьявол искушал Христа. Описать их красоту невозможно, хотя многие пытались. Я не стану, лучше увидеть самим. На этих прогулках я многое узнала о культуре Барселоны, местных нравах и привычках. Еще Серхио, как назвали испанцы моего провожатого Сергея, рассказал о жизни эмигрантов. До этих бесед я всерьез подумывала о смене своего пмж на этот город-музей. Чтобы остаться в Испании, нужно пройти с десяток инстанций, устроиться на работу, оплатить пошлину, найти постоянное жилье, желательно поручителей и сдать экзамен на знание языка. В принципе, процедура стандартная для многих стран, но от этого пройти ее не легче. Те, кто сумел убедить государство в собственной пользе, в основном устраиваются в обслугу: мужчины – грузчиками, строителями, официантами, разнорабочими. Женщины часто становятся нянечками, домработницами или идут в марипозы, что переводится как «бабочки». Конечно, есть и те, кто стали полноправными испанцами или каталонцами, удачно устроили личную жизнь, но их меньшинство. Сам Сергей начинал как большинство - строил коттеджи, а впоследствии открыл небольшое дело того же профиля. Его агентство предлагает работу новоиспеченным эмигрантам из стран СНГ и рабочую силу испанцам. По-моему, достойно, хотя сам бизнесмен жаловался на высокие налоги и нестабильный доход.

На одной из прогулок мы наткнулись на афишу выступлений ансамбля Фламенко. Загоревшись идеей поразить воображение Снегурочки с Дальнего Востока, Сергей купил мне билет на шоу и обещал встретить, когда освободится после работы. Я, как уважающая себя туристка, купила дорогущее красное платье и отправилась на шоу. До сих пор благодарю Бога, что пошла одна, потому что с первых минут представления я рыдала, как истеричка! Не склонная к слезам в обычной жизни, в красном зале испанского театра я выплакала все свои сердечные трагедии прошлых лет. Казалось, что песни, слов которых я даже не понимаю, обо мне. Как будто в зале я одна, на меня направлен прожектор, и все танцоры и певцы откуда-то знают все обо мне и иллюстрируют скрытые ото всех страсти. Под конец шоу я уже не скрывала слезы и откровенно шмыгала носом. Аналогичным душевным порывом меня поддержали многие женщины разных национальностей, сидящие в зале. Вот этот шквал эмоций точно стоит пережить.

Вдохновленная концертом, я уговорила своего спутника отвезти меня танцевать. Большинство ночных клубов и баров расположены на берегу моря вдоль магистрали Ronda Litoral. Слово «ронда» понимает каждый таксист. Из десятков сменяющих друг друга клубов я выбрала самый испанский. «Под буц-буц-буц можно потанцевать и в родном Хабаровске», - подумала я и направилась к небольшому бару с летней верандой, откуда доносились звуки самбы. Всю ночь развлекала публику местная группа, исполняя только зажигательные и романтичные испанские песни. Сергей хоть и прожил на чужбине полжизни, в душе остался русским мужиком, который, как известно, не танцует. А прелесть латиноамериканских танцев именно в парном исполнении. То ли красное платье, то ли концерт Фламенко, то ли уставшая от суровости Дальнего Востока душа или пол-литра сангрии - не знаю, что именно стало решающим фактором, но я кинулась на танцпол с уверенностью профессионала. Попав в общий поток, я с юмором отнеслась к несовершенству своих движений. Вообще в Барселоне, как и во всей Европе, люди намного раскрепощеннее и свободнее во взглядах. Не распущеннее, а именно свободнее. Танцевать одной среди пар мне долго не пришлось. Моим хореографом на вечер стал Матео – каталонец с хрестоматийной внешностью: золотисто-смуглой кожей, каштановыми волосами с рыжим отливом, темными глазами и носом с горбинкой. Позже мы с Сергеем пересели за стол Матео и его друзей. В ту ночь я на практике поняла разницу между румбой, сальсой и мамбой. Мы танцевали до самого закрытия, а после всей компанией купались в море. Оказалось, что семь утра – довольно популярное время на пляже. Толпы ночных гуляк освежаются на рассвете после бурного веселья.

Именно тем ранним утром, когда я лежала в мокрой одежде на золотом песке центрального пляжа Барселоны, болтала на англо-испанско-русском с туристами из разных стран и коренными испанцами, я поймала себя на ощущении нереальности происходящего. И как будто по сценарию в этот момент я увидела на берегу три силуэта. Высокий испанец одной рукой обнимал жгучую брюнетку, а другой невысокую блондинку. Они шли босиком вдоль берега и казались безмятежно счастливыми, как в каком-то знакомом, но забытом кино. Я помахала им рукой, они рассмеялись и помахали в ответ. Я вспомнила Хабаровск, густой снег, потом долгий перелет, звон колоколов Саграда Фамилия, запах паэльи - череда ярких воспоминаний, как в рекламной нарезке, мелькнула в голове.

Вечером я улетела домой, уверенная, что каждый порыв должен быть исполнен и каждая мечта имеет право на осуществление.



Надежда Лавриненко

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.