№2 '2017
Архив номеров
Дневник модели
Адрес здоровья - "Вивея"!
ГОРОДСКОЙ
СПРАВОЧНИК
ХАБАРОВСК
21.02 10:39
-24°С
Ясно
ЮВ, 4 м/с
,
влажность: 76%
765 мм рт.ст.

Семейный триумф

Кирилл Горохов
председатель Федерации альпинизма Хабаровского края, тренер горной школы, тренер по ледолазанию, преподаватель Детского эколого-биологического центра, радиоведущий

Елена Кочегарова
кандидат в мастера спорта по ледолазанию, литературный редактор


В этой семье в горы ходят все: мама, папа, трехлетняя дочь и даже собака. Для Кирилла Горохова и Елены Кочегаровой походы и ледолазание - не просто спорт, а образ жизни. Даже загородный дом напоминает горный лагерь. Над столом - кольца, веревки, стена в цветных зацепах - всего от двери до окна можно насчитать семь трасс.

Расскажите, как вы пришли в спорт?

Кирилл: Наша семья переехала на Дальний Восток из Белоруссии, когда мне было 10 лет. Жили мы в закрытом военном гарнизоне, посреди леса и сопок. И все, что я видел вокруг, меня восхищало: сопки, лес, снег по пояс, следы зверей! В Белоруссии стометровый бугор - это уже гора. А здесь все другое, и я загорелся походами.

Елена: В школе на уроках физкультуры я занималась в спецгруппе, а потом и вовсе получила освобождение. Если бы мне тогда сказали, что я получу звание КМС по ледолазанию, то я бы не поверила. Всего достигла только благодаря тренерскому таланту и океану терпения мужа. С ним мы познакомились в 2000 году. В коридоре нашего педагогического университета я увидела объявление о наборе студентов в тогда еще безымянный турклуб «Тигрис». Кирилл организовал его полгода назад и набирал новых людей. Объявление провисело всего одну перемену, потом его сорвали. То, что я его успела прочитать, иначе как «рукой судьбы» не назовешь. Так теперь и шутим: «познакомились по объявлению».


Драйтулинг - способ преодоления неледяной поверхности с использованием ледолазного оборудования, такого как кошки, ледовый инструмент или фифа.

Отношения складывались не сразу - первое время за нарушение дисциплины руководитель меня даже из клуба выгонял. «А давайте еще посидим и попоем песни под гитару!» - говорила я в то время, как все собирали снаряжение. Несмотря на недовольство тренера, в образ жизни туристов я влюбилась с первого похода. Все, что там происходило, было запредельно для меня. Для примера, за нами тогда не пришла машина, и мы за ночь прошли пешком с тяжелыми рюкзаками 32 км. Дальше - больше. Именно в тот момент моя картина мира перевернулась: вот, оказывается, что я могу!

Почему из всех видов спорта вы выбрали горный туризм и альпинизм?

Елена: Мы начинали с пещер, а потом уже перешли к горному туризму. Для нас, студентов-«голодранцев», спелеология была самым доступным видом спортивного туризма. Своего помещения у «Тигриса» в то время не было.

Зимой мы ездили в пещеры Приморского края и ЕАО. В хабаровском (в те времена заброшенном) парке Динамо веревки развешивали между деревьями и по ним карабкались через овраги. Жгли костры, чтобы хоть немного согреться. Мороз был такой, что даже пальцы к карабинам прилипали.

Несколько лет весь турклуб отрабатывал веревочную технику в нашей квартире. Ребята с завязанными глазами даже сдавали зачеты на советском турнике над дверным проемом в кухню. Нередко в это время моя семья ужинала. И когда кто-то ставил ногу на стол, мама понимающе отодвигала тарелку. Уже тогда мы осознали, что тренироваться можно везде. Кирилл, например, пока машины не было, тренировался в трамвае.

Неужели такое возможно?!

Кирилл: Стоишь на одной ноге на носочках и держишься за поручень мизинцем. Хорошо икроножные мышцы качаются. Ведь тренировочный процесс - это творчество, и снаряды могут быть самыми разными. В армии готовился к 15-метровому скоростному ледовому забегу на решетках оружейной камеры. Сейчас мы занимаемся в манеже ДВГУПС, а там периодически перегорают лампочки. Светильники расположены посередине потолка, на высоте девяти метров. К ним не везде подставишь лестницу или вышку. Вот и даю задание на мастерство владения снаряжением - заменить лампочку.

Как вам удается тренироваться и ходить в горные походы, ведь в семье есть маленький ребенок?

Кирилл: Несмотря на травмы, последние годы Лена остается сильнейшим ледолазом региона, смены нет, поэтому долго без тренировок ей нельзя. Даже о своем интересном положении узнала в горном походе на Алтае. Тренировалась до четвертого месяца, выиграла городские соревнования по драйтулингу вдвоем с Полиной. Едва дочь успела родиться - ей еще и месяца не было - мама снова выиграла соревнования, уже весенние.


«Понимаешь, что бежишь не за себя, не за город, а за Россию. Кирилл занял первое место среди мужчин, а я первое место среди женщин.
Это был семейный триумф!»

С маленьким ребенком легко путешествовать, посадил в рюкзак-переноску и вперед. Полина раньше совсем не болела, пока не пошла в детский сад, но это другая история. Сейчас она подросла, ей уже три - в сумку не каждый раз посадишь. И приходится свои планы и маршруты подстраивать под нее.

Закаляете ребенка, чтобы он мог выдерживать такие тяжелые нагрузки в походе?

Кирилл: Пока у Полины нет тренировок, все получается само собой. Обычно мы приходим в спортзал, я даю задание Лене на стенде, а с Полиной бежим кружочек. Недавно услышал от нее: «Папа, а давай бежать навстречу друг к другу!», и так она пробежала километр. Никто не заставлял, для нее все это игра. В пещерах любит рассматривать сталактиты и снежинки. На сплаве даже весла у меня отбирала: «Я сама буду грести». Во дворе дома стоит детский скалодром, построил сам, чтобы тренировалась, когда подрастет. Первый, малышковый вариант Полина давно освоила и заскакивает туда с полными руками игрушек.

Кирилл, вы преподаете в экоцентре и тренируете ребят в горной школе, это разные программы подготовки? Берете всех, или есть противопоказания?

Кирилл: Новички сдают десятиминутный тест. Он показывает больше, чем любая справка. Как правило, берем всех. Для результата важнее не изначальные физические данные, а общий настрой. Если веришь, что все получится, то так и будет. В школьные годы я из-за травмы ноги едва не получил инвалидность, Лена первое время не могла подтянуться ни разу, наш лучший спортсмен Антон несколько лет был всего лишь четвертым. Но мы нашли силы преодолеть в себе «не могу», значит, и другие смогут.

Сейчас есть все условия для занятий. Альпинистский стенд не хуже, чем в Екатеринбурге, где проходит чемпионат России, или Америке - принимающей международные соревнования. Когда начинали, то сами делали снаряды из подручных средств: доски пилили, сосульки заливали. Первый стенд был впечатляющим - три спиленных дерева, привязанных к живому. Мы на него взбирались, используя ледолазное снаряжение, и только потом узнали про модное слово «драйтулинг».

В экологическом центре развиваем экотуризм. Каждый поход - это исследование. Спускаясь в пещеры, составляем карты, рассчитываем колебания льдов, на сплаве изучаем водные растения. Дети пишут работы о лотосах Комарова и уникальном пещерном комплексе Стерегущее Копье (170 километров севернее Хабаровска) и выигрывают всероссийские конкурсы. Двое ребят даже выступали с докладами в Российской академии наук.

В горной школе есть несколько направлений: лавинная подготовка, психология в горах, альпинизм. Сейчас повсеместно развивается коммерческий туризм, но, на мой взгляд, деньги и горы несовместимы. Получается, что если в горы или на снежные склоны идут люди без подготовки, то они рискуют жизнью. В горной школе мы разбираем реальные несчастные случаи, объясняем, что такое лавина и лавинные датчики, как выжить, оказавшись под метровым пластом снега.


Были случаи, когда пригодился опыт работы в МЧС?

Кирилл: Помогал выбраться из пещер неопытным спелеологам, спасал спортсмена, с разбегу сломавшего ногу в барсучьей норе. Самый тяжелый случай был в Александровске-Сахалинском, когда Лена сорвалась с ледника и получила компрессионный перелом двух позвонков. Уложил ее на ледовом «языке», а сам побежал в деревню за помощью, потому что мобильной связи не было.

Елена: Лежу на узкой полоске льда, внизу хлещут волны, а я счастливая - руки и ноги шевелятся, значит, все в порядке. Тогда-то и решила, что не брошу ледолазание. В деревне не было спасотряда, и Кирилл привел добровольцев, некоторые из которых нам в деды годились. Они тащили меня, проваливаясь в наст, обходя скалы по колено в ледяной воде, напевая «Врагу не сдается наш гордый «Варяг»! Они мало того, что меня спасали, потом еще и в больнице навещали. И не только они, даже незнакомые люди приходили, угощения приносили, веселили, просто потому что от кого-то услышали, что Лена сорвалась. Мы тогда с новой силой поверили в людей. Оказалось, что вдали от цивилизации живут самые добрые люди.

Говорят, что горы не терпят эгоистов, а еще какие качества развиваются в горных походах?

Кирилл: Горы меняют людей. В 90-х было такое правило: не умеешь драться - нечего тебе делать в общежитии. У меня был вспыльчивый характер, и иногда я даже домой не мог поехать, потому что был в синяках. Но в горах твоя жизнь зависит от человека, который тебя страхует, поэтому нет ни времени, ни желания скандалить. Это хорошая школа жизни. Многие современные дети и подростки не умеют общаться, не приспособлены к быту. А в походе они учатся заботиться о младших, готовить, дрова рубить. Одного парня даже учил еду солить.

У вас много увлечений: на радио передачи ведете, музыку пишете…

Кирилл: Лена поет, пишет тексты песен, перекладывает на музыку стихи. Идей много: парапланиризм, танцы, мотоциклы. Тот, кто живет лесом, горами, не может быть «одноформатным». Горы и лед развивают свободу мышления. А еще те, кто ходит в походы, истинные патриоты. Потому что любят и знают природу родного края, ведь она у нас удивительная. Еду я на машине и вижу через стекло, какая гора Таунга красивая, и думаю, надо еще раз по маршруту сходить, ведь с этой-то стороны мы еще не ходили.

Расскажите про свои самые запоминающиеся совместные восхождения?

Кирилл: Знаковым был горный поход на Кодар. Три месяца до него у Лены был перелом двух позвонков и врачи говорили, что о горах можно забыть. А потом нашелся доктор, который сказал: «Что тебе нужно? Детей рожать? Давай. В горы хочешь? Хорошо. Только без рюкзака. Все у тебя будет». И вот впервые после травмы Лена пошла с нами. Команда подобралась хорошая, маршрут интересный, наша восточносибирская лайка Рэй бегала галопом на горизонте. Мы позволили себе взять на вершину ноутбук, фейерверк и шампанское. Все посмотрели, все удалось. Есть у альпинистов такая традиция - на погоду сжечь носки новичка. Сработало. Мы были единственными, кто совершил восхождение на высочайшую точку, пик БАМ в тот сезон.

Вдвоем ходили на хребет Джаки-Унахта-Якбыяна (Хабаровский край - прим. ред.). Ехали сначала на поезде, на машине, потом на лодке, дальше шли по лесу и только потом увидели горы. Это редкие, дикие места: ни вырубок, ни мусора. Наоборот - где оставил дрова, там они спустя пять лет и лежат. Водопады, река, переползающие через горные хребты тучи. Кабарга копытом в дверь стучится, медведи выходят посмотреть, кто же там плывет по реке, неужели туристы в лодке?

Елена: Запомнился международный фестиваль ледолазания в Южной Корее. На нас смотрели, как на представителей российской школы ледолазания - одной из самых сильных школ в мире. Интересное ощущение, понимаешь, что бежишь не за себя, не за город, а за Россию. Кирилл занял первое место среди мужчин, а я первое место среди женщин. Это был семейный триумф!

Марина Шабалова

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
09.01.2017 15:52
Гость
интересная жизнь- интересные люди!
Ответить