№2 '2018
Архив номеров
Дневник модели

Совмещая несовместимое

Простой мотив, зажигательный ритм, и эти слова «музыка нас связала…» в унисон поет уже не одно поколение соотечественников. Впрочем, не музыка ее связала, а она свою жизнь с музыкой. Несмотря на нехитрые хиты, легкомысленно назвать ее «певичкой» язык не повернется. Участница самого знаменитого детского хора страны, выпускница консерватории, солистка Большого театра. Она по-прежнему трепетно любит классическую музыку, а эстрада любит ее. И нет, пожалуй, в нашей стране человека, который бы не знал мелодичного голоса и этого имени - Маргарита Суханкина.


Как проявилась любовь к музыке?


Моя любовь к музыке проявилась еще в раннем детстве. На самом деле я должна быть благодарна своему педагогу по музыке в детском саду. Она, заметив, с каким воодушевлением и удовольствием я пою, попросила моих родителей отдать меня в музыкальную школу. Она была уверена, что у меня есть способности, которые необходимо развивать. Поскольку мои родители были инженерами и к музыке не имели никакого отношения, они спросили: «А куда же нам отдать ребенка?» И она посоветовала для начала отдать меня в хор Дворца пионеров на Ленинских горах, который находился недалеко от нас. Сначала меня возили на занятия родители, потом, повзрослев, стала ездить сама. Помню, как родители вешали мне на шею ключ от квартиры на веревочке, после учебы я садилась на троллейбус и добиралась до Дворца пионеров. Такая я была самостоятельная (Смеется).

Как Вы попали в Большой детский хор Всесоюзного радио и Центрального телевидения под управлением Виктора Попова?


Папа по радио услышал объявление о наборе в этот хор. Он у меня человек очень инициативный, поэтому сразу предложил пойти туда на прослушивание. На тот момент мне было 12 лет, из них 8 уже отзанималась в хоре при Дворце пионеров. Сначала я не хотела идти на прослушивание. Помню, даже расплакалась. Но родители пошли на хитрость, предложив: «Давай сходим. Не понравится – уйдем!» Я согласилась, пришла на прослушивание и, конечно, никуда не ушла – понравилось! Меня сразу взяли в солистки, буквально тут же мы поехали на радио записывать песню, потом были первые гастроли в Ленинграде. А еще через какое-то время я впервые попала за границу – в Чехословакию. Началась совершенно другая жизнь, я даже учиться не успевала. В то время хор был так востребован, что мы буквально не вылезали из поездок. Я не пропустила ни одних гастролей Большого детского хора, на мне держалась вся нижняя партия голосов.


На момент участия в Большом детском хоре Вы были подростком,
какие были ощущения от своего нового образа жизни?


Я ездила за границу... Одевалась по-другому, видела другую жизнь. Для меня многое было в диковину, люди там более открытые и улыбчивые, одеваются в отличие от наших соотечественников в яркую одежду. Мы возвращались домой, а здесь-то был «железный занавес», и все знакомые спрашивали: «Ну, как там капитализм? Страшно?» (Смеется). А нам перед каждой поездкой напоминали, что по возвращении на Родину не стоит рассказывать о том, как хорошо живут люди на Западе.

Обычно, когда я возвращалась домой с гастролей, родители закрывали все окна и двери, садились и слушали мои рассказы о заграничной жизни. В школе со мной хотели дружить все! Подружкам, одноклассникам, учителям я всегда привозила из поездок сувениры: мыло, одноразовые тапочки из гостиниц, зубные щетки. Казалось бы, простые кусочки мыла и щетки, а вызывали такую бурю восторга и среди взрослых, и среди детей.


Удавалось ли совмещать учебу и плотный график гастролей
и выступлений?


Я очень старалась успевать везде, меня так воспитали родители. Конечно, в школе было тяжеловато «нагонять» пропущенный материал, особенно в плане точных наук. Ведь я в первую очередь творческий человек. Но уже в училище все предметы давались легче, я уже успевала по всем предметам. А консерваторию и вовсе окончила с красным дипломом.


Как Вы поняли, что пение должно быть Вашей профессией?


Все благодаря Виктору Сергеевичу Попову – руководителю нашего Всесоюзного хора. Он был гением и всегда поддерживал талантливых ребят, в том числе и меня. Я даже задержалась в детском хоре немного дольше, чем положено – он меня очень долго не отпускал, предлагал преподавать, когда открыл академию. Именно Виктор Сергеевич настаивал, чтобы я поступала в высшее учебное заведение и обучалась пению дальше. Он был уверен, что пение должно стать моей профессией.


Вы проработали в Большом театре больше 10 лет,
с каким настроением покидали его стены?


Конечно, с сожалением. Но я понимала, оставаться в Большом для меня уже не имеет смысла...


На заре моей оперной карьеры друзья предложили мне пойти на прослушивание в Большой театр. Я тогда лишь усмехнулась: «Вот так взять и прийти на прослушивание в Большой…» Но все решил случай. Меня, выпускницу консерватории, взяли на замену солистки, которая внезапно заболела перед гастролями в Германию. Через полгода я уже была в труппе театра. Начинала в качестве стажера без зарплаты, потом снова счастливый случай. Мне предложили принять участие в конкурсе, я его выиграла и стала солисткой Большого.


Уйти решилась только в 2002 году, когда сменилось руководство. Любимый театр уже не давал возможности расти дальше. И в этот момент появилось такое движение «Дискотека 80-х»: слушатели соскучились по хорошей музыке. И на волне этой ностальгии мне стали предлагать сменить амплуа. Я очень долго колебалась, думала: «Что ж я в таком возрасте… Уже поздно кардинально что-то менять в жизни». Мне тогда уже было около сорока. Оказалось, нет, самое время! (Смеется).


Какие были впечатления от первых концертов на эстраде?


Больше всего поражало, когда люди признавались в любви, причем любовь эта была многолетней – буквально с момента появления первых песен. Они поднимались на сцену, ждали на выходе из зала и благодарили за любимые песни. Признаться, я сначала очень терялась, особенно памятуя работу в Большом театре, где, конечно, таких горячих признаний в любви я никогда не слышала. А потом, вы знаете, привыкла. К хорошему ведь быстро привыкаешь! (Смеется).


Вы не скучаете по классическому вокалу, все-таки столько лет было отдано Большому театру? Вам никогда не хотелось сделать какую-то сольную программу, основанную на классических произведениях?


Поначалу было тяжело. Я действительно очень люблю классику. Я этому обучалась полжизни. Просто взять и оставить то, чему было отдано столько лет, было бы непростительной ошибкой. Какое-то время назад, правда, мне предлагали участие в сольном проекте с классическим репертуаром, но мои музыканты меня не отпустили, сказали: «Как мы без тебя?» Признаться, хотелось совместить два проекта – классический вокал и эстраду. Потом пришло понимание, что на двух стульях не усидишь, и я отказалась. Но дополнила свои концерты небольшим блоком – классическим отделением, где я исполняю Адажио Альбинони и романсы. Зрители кайфуют невероятно. Когда я только задумывалась о создании этого блока, я даже не подозревала, что это будет так востребовано публикой.


Вы занимаетесь развитием музыкальных способностей у Ваших детей?
Или у них какие-то другие увлечения?


Я привела их на прослушивание в музыкальную школу, слух у ребят есть, стали потихоньку заниматься. Но в один момент я увидела, что Лере фортепьяно в тягость. Поэтому уже четвертый год она занимается танцами и делает это с большим удовольствием. Очень хорошо двигается, садится на шпагат.


А вот Сережа решил продолжить музыкальные уроки по классу фортепьяно. Играет на концертах, сдает экзамены, у него получается. Профессиональным музыкантом он не станет, зато будет всесторонне образованным человеком, когда вырастет. Недавно были в гостях у моей подруги, и там было пианино. Сережа сыграл партию, в тот вечер внимание всех присутствующих девочек было приковано только к нему. Я потом сказала на ушко: «Видишь, Сережа, как важно уметь то, что не умеют другие. Чем больше ты умеешь, тем ты интересней, тем больше с тобой хочется общаться!» Для меня важно, чтобы дети были вовлечены в процесс, который им приносит не только удовольствие, но и пользу.



Фото PR-агентства «Успех» (г. Москва)

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.