http://basdv.ru/


Любовь к книгам - не просто приятное увлечение или способ окунуться в мир захватывающих приключений, ярких событий и невероятных фантазий. Такая сильная любовь способна даже перевернуть жизнь, как это случилось с гостем нашего города, москвичом Виктором Вебером. Фамилия эта знакома любителям иностранной литературы. И, пожалуй, неотделима от фамилии Кинг. Многие произведения Короля ужасов, одного из лучших современных прозаиков, стали доступны российским читателям благодаря переводам Вебера.


Он открыл для отечественного читателя произведения таких авторов, как: Дин Кунц, Джеймс Чейз, Алан Милн, Сидни Шелдон, Ирвин Шоу, Сомерсет Моэм, Ален де Боттон, Пол Андерсен, Клиффорд Саймак, Марио Пьюзо, Дон Нигро и многих других. Эти иностранцы и перевернули жизнь студента престижного Московского авиационного института. Не сразу, конечно. Сначала чтение зарубежной литературы было увлечением, ради которого молодой человек выучил английский язык. Но чувство оказалось сильным, как говорится, на всю жизнь. Ради своего романа с литературой Виктор Вебер прервал династию инженеров и покинул конструкторское бюро, которое американцы называли «осиным гнездом советских ракетчиков». На счету инженера Вебера были десятки изобретений, впрочем, на счету переводчика Вебера – многие сотни переведенных произведений.


Нам удалось встретиться с Виктором Вебером в колонном зале Хабаровского краевого театра драмы. Прямиком из отпуска переводчик прилетел в суровые дальневосточные морозы ради премьеры постановки «Замок Рейвенскрофт». Эту пьесу Дона Нигро Виктор перевел лишь в прошлом году, а она уже идет в нескольких театрах страны. У нас было буквально полчаса, чтобы поговорить о романах и пьесах, о его большой любви к литературе и об американском драматурге с русской душой.


Когда в вашей жизни произошел переломный момент:
вы из инженера стали переводчиком?


Когда в 1971-м году я женился. У меня появилось много свободного времени, потому что не надо было провожать любимую женщину, встречать – она всегда была рядом (смеется). А мне так хотелось читать книги на языке оригинала! В то время появились совершенно потрясающие сборники зарубежной фантастики издательства «Мио», читая которую, глаза лезли на лоб: «Как можно такое писать?!». Мне тетя супруги нашла преподавателя, и два года я изучал английский язык.


Год, два, три, четыре – я стал читать зарубежные книги запоем. Наверное, на английском языке прочел больше, чем на русском. Тогда уже работал инженером в Подлипках (деревня под Москвой), а что еще делать в дороге?! Так, изо дня в день, много начитывалось. В какой-то момент сослуживцы стали говорить, мол, переведи нам, а то сам читаешь и смеешься, и мы хотим. И я стал понемногу переводить.


Знать иностранный язык, пожалуй,
недостаточно чтобы стать переводчиком?


Чтобы быть переводчиком, надо знать не английский, надо хорошо знать русский. Его нужно чувствовать, а это врожденное. И в какой-то момент ты понимаешь, что это чувство, оказывается, у тебя есть. Если бы я понимал это с самого начала… Можно, конечно, механически переводить тексты. Но хорошему переводчику нужно чувствовать язык. Хороших у нас не так много, и мы все их знаем. Я где-то читал, что в любой профессии есть 3% прирожденных специалистов. Могут быть хорошие ремесленники, но только эти три процента - истинные мастера.


Вы себя к какой категории специалистов относите?


К тем трем процентам, несомненно. И это не мои слова, об этом и читатели говорят, и режиссеры.


Что остается от автора после перевода?


Все остается. В книгах переводчик должен быть незаметен. Ничего не добавить, ничего не отнять - и только в этом случае он может гордиться своей работой. Тем более, что хороших авторов переводить очень приятно, это одно удовольствие.


А как же разница языков? Говорят, русский богаче на синонимы
и выразительные элементы.


Клевещут (смеется). Английский тоже красивый язык. Чем Байрон хуже Пушкина?! Да ничем.


Что делать, когда у переводчика нет вдохновения?


Конечно, это проблема, переводчик - он же отчасти соавтор. У меня не было такого, чтобы за перевод было противно садиться. Есть авторы, которые нравятся и которые не нравятся. И вот если душа не лежит – значит, не надо браться. До смешного доходило. Рафаэль Сабатини – знаменитый автор. В 90-х годах мы переводили полное собрание его сочинений. Я очень люблю средневековую Италию, а мне в издательстве дали роман об Англии, и он у меня никак не шел. И мы тогда сделали рокировку с приятельницей, тоже переводчиком. Она забрала мой материал про Англию, а я ее – про Италию. И вот тут перевод «полился».


Вы работаете только с произведениями, которые вам по душе?


В советское время самодеятельные переводчики печатались только в периодике. И тут не было заказа, переводчик сам находил произведение, переводил и приносил в издательство. Хотя была опасность: даже хорошие тексты могли пойти вразрез творческим планам журнала и не брались в печать. У меня как-то все хорошо складывалось, мои работы печатали. Когда появились наши новые издательства АСТ и ЭКСМО, мне уже предлагали тексты, и я мог выбирать.


Когда стали переводить на широкую публику?


Меня впервые опубликовали в 80-м году. А в 89-м я уже ушел с работы, заработанных на переводах денег стало хватать. В советское время переводчикам платили достойно, даже больше, чем водителям автобуса. У меня папа был руководителем отдела закрытого предприятия, а таких специалистов в стране было 5 человек. Так вот, он получал 450 рублей, как водитель автобуса.


Гонорар за публикацию первого рассказа в 80-м году был 157 рублей. Сразу. А зарплата у меня, старшего инженера, была 180 рублей в месяц. А тут раз - и 157 рублей. Через несколько лет опубликовали повесть, так там мне заплатили 500 с лишним рублей. Я попросту не знал, что делать с такими огромными деньгами!


С какими авторами вам интересно работать?


Мне со всеми интересно, кто хорошо пишет. Обычно прочитываешь первую страницу и понимаешь – твое или не твое. Хотя, если брать Стивена Кинга, у него совсем непростые тексты. Он блестящий прозаик, которого называют Королем ужасов, потому что он раскрылся в этой нише. Но туда, думаю, его завел рынок. Пять первых романов Кинга издательства печатать отказались. Почему? Непонятно. А вот Дин Кунц - тоже хороший писатель, но по сравнению с Кингом просто ремесленник - был принят рынком с первого романа. И этот феномен необъясним.


Язык кого из авторов вам близок или особенно нравится?


Мне очень нравится Алан Милн, его пьесы и рассказы. У него очень хороший язык.


«Винни-Пуха» он написал в 1926 году, и это произведение, можно сказать, его погубило. Превратило в автора одной книги. Хотя, если почитать его пьесы, написанные ранее, то в них «проглядывают» уши «Винни-Пуха».


Конечно, мне интересен Стивен Кинг, Лоренс Блок. Потрясающе пишет Эрнест Хемингуэй. Это невероятно, как он строит предложения, как подбирает слова! Великий мастер.


А кого из отечественных авторов бы выделили?


Платонова! Но я не могу его больше двух страниц прочитать – «крыша» едет. Восхищаешься, как человек пишет.



Когда впервые поставили спектакль по пьесе, переведенной вами?


В начале двухтысячных мне позвонил режиссер Кировского театра, говорит, мол, хотим поставить вашу «Красотку» («Красотка и семья», автор Сомерсет Моэм). Я, конечно, был не против, а в разговоре выяснилось, что в театре уже идет спектакль по переведенной ранее мною пьесе «Верная жена» (автор Сомерсет Моэм), даже авторские должны перечисляться. Но они не приходили. Стали выяснять, режиссер подал мои данные в РАО (Российское авторское общество – прим. ред.), но там почему-то фамилию Вебер вычеркнули и написали Вульф (известный театральный деятель, переводчик) – посчитали, что в театре ошиблись.


Тогда мы с супругой впервые побывали на премьере спектакля по переведенной мною пьесе. Это была замечательная поездка.


Каково это - видеть героев пьес на театральных подмостках?


Невероятно здорово. Мне обычно везет на режиссеров – они не «ломают» автора, а из текста строят некое здание на сцене. Но вот Анатолий Ледуховский в Санкт-Петербурге поставил «Относительные ценности» Ноэла Кауарда. Я увидел на сцене творчество режиссера, а от автора в той постановке, увы, ничего не осталось. Пожалел о потраченном времени и деньгах на билеты.


Ту же пьесу «Рейвенскрофт» Дона Нигро я видел пять раз в постановках разных театров. От текста никто не уходит. И актеры, и режиссеры говорят, что он очень жесткий: выкинешь одну фразу, и теряется смысл. Однако все спектакли получаются разные. Дело в том, что в пьесе фигурируют 5 женщин, и драматург дает каждой удивительную свободу в рамках роли. Поэтому нет повторений. Я каждый раз смотрю спектакль, как впервые, и мне это очень нравится.


На своей странице в социальной сети
вы часто пишете про Дона Нигро. Чем он так примечателен?



Дон Нигро - потрясающий драматург, и очень скоро мы это оценим. На мой взгляд, этот автор пишет для России. Конечно, он пишет на английском, но для людей с русским менталитетом. Он, скорее, будет непонятен американцам (смеется).


В основе его текстов - русский психологический театр. У Дона Нигро написан целый цикл русских пьес: Пушкин, недавно перевел про Толстого… А название какое: «Рыбак на озере тьмы». Есть пьеса про Достоевского, про Чехова, про Гоголя небольшая пьеска. Есть о Мандельштаме. Она, между прочим, в Москве идет. Только подумайте, американец пишет большую пьесу о Мандельштаме!
Я перевожу пьесы Дона четыре года, и уже три года они ставятся в российских театрах. В прошлом сезоне было 19 премьер – это очень много. Он востребован. Автор удивительный. Его пьеса «Звериные истории» - настоящий шедевр, сочная пьеса. Вообще, Дон Нигро написал более 400 пьес, а я перевел порядка ста, и среди них могу точно выделить четыре шедевра.


На многих спектаклях побывали?


Да, мне очень нравится ездить на премьеры. У меня уже половина дверцы холодильника в магнитах. Был в Вологде, Костроме, Рязани, Новосибирске, Томске, Екатеринбурге, Тюмени, Кишиневе. Где ставят – туда и езжу.


Остается время для переводов?


Остается. Чем хороша работа переводчика – под тобой никого нет и над тобой никого нет. Здесь должен быть характер и мотивация, чтобы не забросить дела. Для меня лучшая мотивация - это интерес к текстам. Каждый день встал, жену на работу проводил, и к столу. Как говорится, ни дня без строчки.



Елена Чагина
Фото – Ольга Полонникова,
Марина Шабалова

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.
Многие произведения Короля ужасов, одного из лучших современных прозаиков, стали доступны российским читателям благодаря переводам Вебера