Автогордость царской России

В самом начале прошлого века «коляски с моторами» вызывали у большинства лиц скептическую улыбку. Но всего лишь десятилетия хватило «безумному» изобретению, чтобы в прямом смысле слова захватить мир. К 1910 году «механические повозки» настолько прочно вошли в обиход, что жизнь без них стала немыслима.

В то время звучали многие автоимена, которые остались на слуху и сегодня: «Мерседес», «Форд»… Но громче всех, как ни странно, гремели те названия, которым предстояло полное забвение. «Де Дитрих» – это имя носили великолепные шестиколесные «экипажи» с невероятным объемом двигателя – 12 литров. «Американ Ля Франс», или сокращенно «Альф» – одни из первых спортивных машин, преодолевших скоростной максимум в 80 км/ч. Элегантные «Делоне Бельвиль» – любимые автомобили последнего российского императора Николая Второго. В длинном списке марок, которые в начале века заставляли сердца автолюбителей биться чаще, были и «Руссо-Балты» – автомобили, созданные в Российской империи.


Вагонная сборка

Им понадобился всего лишь год, чтобы заявить о себе на весь мир. Первый «Руссо-Балт» появился на свет в 1909 году, а уже в 1910 об этой марке знали даже дети. Как минимум потому, что не заметить ее яркую рекламу, пестрившую буквально повсюду, было крайне сложно. Население постарше запоем читало статьи о новом бренде в журналах. «Ах, «Руссо-Балт», – вздыхали зеваки, видевшие выезд новой звезды автопрома своими глазами.

А началась триумфальная история со сборки… железнодорожных вагонов. В 1869 году два немецких бельгийца открыли в Риге (современная Латвия, а в те годы – территория Российской империи) филиал своей машиностроительной фирмы. Однако дело, очевидно, пошло не блестяще, так как уже через пять лет представительство «Ван дер Зипен унд Шарлье» преобразовалось в акционерное общество под названием «Русско-балтийский вагонный завод». Предприятие успешно выпускало все виды вагонов, сельхозтехнику и двигатели вплоть до 1907 года. А затем фактического владельца завода Михаила Шидловского посетила мысль о новом направлении производства. И уже в 1908 году на базе вагонного завода открылся автомобильный отдел.

Там стали работать специально приглашенные и отобранные Шидловским сотрудники, в том числе талантливый бельгийский конструктор Жульен Поттера. Именно он и создал первый «Руссо-Балтик» (так звучало пробное название марки), вышедший в мир 26 мая 1909 года. Модель получила имя «С‑24/30». Цифры обозначали количество лошадиных сил: первая – среднее, вторая – максимальное.

В 1910 году дорогостоящие «Руссо-Балты» официально представились публике на Международной выставке в Санкт-Петербурге, где вызвали всеобщее восхищение.

Впрочем, некоторые злые языки утверждали, что новый автомобиль в точности повторяет непопулярный бельгийский «Фондю ЦФ». В этом мнении имелась толика правды. «Фондю» прежде собирал тот же самый конструктор Поттера и при создании первого «Руссо-Балта» действительно взял на вооружение свои прежние работы. Но близнецами автомобили все же не были. А вскоре, в 1912 году, после трагической гибели владельца, компания «Фондю» и вовсе закончила свое существование.

В гараже императора

Первенец «РВЗ» во многих отношениях оказался «самым»: самым популярным, самым дорогим, самым массовым, самым долго выпускаемым… Последний «С‑24/30» сошел с конвейера, когда империя уже перестала существовать, – в 1918 году.

Какие только виды модификаций не претерпела модель за эти годы! Лимузины и ландоле, гоночные и фаэтоны, грузовики и автобусы, пожарные и санитарные «повозки», гусеничные автосани и штабные броневики… Всего более 300 экземпляров, что для начала века считалось просто колоссальным показателем. Несколько автомобилей отправились в личный гараж Николая Второго. Большим количеством этих машин владели родственники императора, а также его близкое окружение и многие другие известные и обеспеченные люди.

Но особенно популярны «С‑24/30» стали во время Первой мировой войны, когда они в больших количествах закупались для военных нужд. Таким образом, передвигаясь вместе с армией, нескольким из «Руссо-Балтов» удалось добраться и до Дальнего Востока.

Параллельно с видоизмененными «С‑24» «Русско-балтийский вагонный завод» выпускал и другие легковые модели, автобусы и грузовики. Не все начинания оказывались успешными и востребованными: некоторые автомобили были созданы лишь в одном – двух экземплярах. Но другие выходили в серию «тиражом» более 100 единиц.

Такая участь, к примеру, постигла «К‑12» – вторую по популярности после «С‑24» модель «Руссо-Балтов». Их выпуск начался в 1911 году с автомобиля, мощность двигателя которого составляла всего 20 л. с., а скорость – 50 км/ч. Легкий и значительно упрощенный в сравнении с предшественником, «К‑12» и стоил недорого, а потому пользовался спросом среди самых широких слоев населения.

В том же самом 1911 году вагонный завод вполне успешно попробовал свои силы и в выпуске легких, особенно по современным меркам, грузовиков. «Л‑24» с двигателем, разработанным на «Руссо-Балте», весил всего полторы тонны. В следующем году предприятие занялось выпуском 12‑местных пригородных автобусов. Внешне они напоминали привычные глазу населения той эпохи конные дилижансы, да и двигались примерно с той же скоростью – не более 20 км/ч.

Говоря о «Руссо-Балтах», нельзя не упомянуть, пожалуй, самого колоритного их представителя – «Русский огурец», овальный гоночный автомобиль-рекордсмен «С‑24/58». В 1913 году он смог разогнаться до невероятных 130 км/ч.

«Руссо-Балтами» можно было гордиться. Простые и прочные, способные долгое время обходиться без ремонта, в то же время вполне комфортные и удобные для своей эпохи, они развивались в ногу со временем. Эти российские автомобили привозили многочисленные трофеи с международных соревнований – и ралли, и длительных пробегов. «Руссо-Балтам» прочили блестящее и долгое будущее. Но… история автомобильной марки оборвалась на самом интересном месте вскоре после политического переворота в стране.

В 1918 году завод, переведенный во время Первой мировой войны в Москву, был захвачен представителями новой власти. Его переименовали в «Первый государственный бронетанковый завод» и попробовали продолжить выпуск машин. За следующие четыре года удалось собрать лишь несколько «Руссо-Балтов». На этом попытки закончились, как и история успешной российской автомобильной марки.

Считается, что до наших дней дожил лишь единственный полностью оригинальный «Руссо-Балт» – «К‑12/20», выпущенный в 1911 году. Он хранится в музее в Москве.

Юлия Михалева

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.