http://basdv.ru/

День белой ромашки - день сострадания

Утро этого дня Хабаровск встречал нарядным, но украшали его не фонари и гирлянды. Город преображали огромные корзины с белыми цветами, которые держали в руках красиво одетые молодые женщины и девочки-гимназистки. Выходя на улицу, прохожие проникались атмосферой праздника и стремились его поддержать. Не спрашивая цену, покупали ромашку и прикалывали ее к пиджаку или платью. Такова была традиция этого дня - Дня белой ромашки, одного из самых необычных и новых праздников Российской империи, посвященного помощи больным туберкулезом. Впервые он прошел ровно 105 лет назад, 20 апреля 1911 года.

Смертельная сухотка

Чахотка, сухотка - от слов «чахнуть» и «сохнуть» - под такими названиями население России знало самую страшную болезнь XIX века - туберкулез. Этот диагноз становился смертельным приговором: лекарства не существовало.

Первое эффективное средство - антибиотик стрептомицин - ученые открыли только в 1943 году! Те же способы лечения, что практиковались на рубеже XIX и XX веков, были, как правило, болезненными и мучительными, и всегда - безрезультатными. Ничего удивительного, ведь врачи даже не знали, что именно лечить, и действовали, по большому счету, наугад. Лишь в 1882 году немецкий врач Роберт Кох открыл возбудителя туберкулеза - Mycobacterium tuberculosis, палочку Коха. С его подачи и появилось название, под которым болезнь известна сегодня - туберкулез легких.

Недуг, хоть и прозванный в народе «болезнью бедняков» да «сестрой бедности», на деле не отличался разборчивостью. Он одинаково косил мужчин и женщин, стариков и младенцев, бедных и богатых, рядовых служащих и известных деятелей науки и искусства. Не миновала беда и царскую семью: в возрасте 28 лет от чахотки умер великий князь Георгий, младший брат последнего российского императора Николая II. Жертвами туберкулеза стали хабаровский поэт Петр Комаров, в честь которого названа улица в центре города, русский писатель и врач Антон Чехов, художники Борис Кустодиев и Василий Перов. В Англии болезнь унесла известных писательниц - Джейн Остин и сестер Шарлотту, Энн и Эмили Бронте. Во Франции - изобретателя «азбуки для слепых» Луи Брайля и польского композитора Фредерика Шопена. От туберкулеза скончались австрийский квантовый физик Эрвин Шрёдингер, шведский астроном Андерс Цельсий... Список жертв чахоточной можно продолжать до бесконечности: смертность от туберкулеза имела действительно угрожающие размеры. В Российской империи по приблизительным данным от него ежегодно умирало более миллиона человек, или же около 600 из каждых 100 000 населения. Таким размахом могла похвастаться редкая эпидемия. Не мудрено, что в конце XIX века средняя продолжительность жизни в Европе составляла всего лишь 31 год.

Чахоткой болезнь называлась не без оснований. Больные и в самом деле чахли, таяли на глазах. Они страдали потливостью, одышкой, кашлем, переходящим на поздних стадиях в кровохарканье, теряли интерес к еде и стремительно худели, приобретая нездоровую бледность и лихорадочный румянец.

«В лето 1888 года моя институтская подруга Люба, жена инженера Карпова, мечтала о том, как муж ее по окончании амурской службы вернется в столицу, и как хорошо они заживут. Смотреть на ее блестевшие глаза, на горевшие чахоточным румянцем впалые щеки и слушать всевозможные радужные планы было невыносимо. Тяжелая жизнь амурских пионеров оказалась не под силу нежному организму Любы. Она скончалась от чахотки в том же году», - описывала типичную больную одна из первых хабаровчан, супруга военного инженера Раиса Фриессе.

К слову, болезненный вид туберкулезных больных в XIX веке считался... привлекательным. Многие литераторы тех лет воспевали заболевание в далеком от реальности романтическом свете. Переходящие из романа в роман бледные и хрупкие героини, красиво умиравшие на руках возлюбленных, породили в кругах молодежи нездоровую моду.

Желая выглядеть изможденными, юные барышни специально пили яд - разведенный водой уксус и чрезмерно сдавливали грудь корсетом. Нехватка кислорода провоцировала обмороки, которые приносили девушке славу нежной и болезненной. Однако порой погоня за болезненным видом заканчивалась трагично. Сохранилось упоминание о гибели девушки, так затянувшей корсет, что его ребра проткнули ей печень.

Красота и печаль

В зависимости от условий жизни и тяжести течения болезни люди, заразившиеся туберкулезом, угасали в лучшем случае в течение нескольких лет. Быстрое развитие недуга провоцировали плохие бытовые условия, недоедание, переутомление. Как правило, больные умирали дома, на глазах близких, которые к этому времени обычно успевали заразиться и сами: от туберкулеза гибли целыми семьями. Но, увы, изолировать заболевших возможности не было. В конце XIX века на всей территории России насчитывались единицы специальных лечебниц.

И, конечно, они располагались в крупных городах в европейской части страны. Между тем уровень заболеваемости чахоткой на Дальнем Востоке просто зашкаливал. Суровый и влажный климат, постоянный поток ссыльных и каторжных, среди которых имелось огромное количество зараженных, отсутствие бытовых условий, тяжкий труд - факторов имелось в избытке. При этом на медицинскую помощь особо рассчитывать не приходилось. В Хабаровске до 1880-х годов практиковал один-единственный врач, который, по воспоминаниям очевидцев, если не уходил в долгий запой, то лечил всех и от всех болезней.

«Умер от чахотки» - было, пожалуй, самой частой причиной смены хабаровских служащих и чиновников всех рангов. Даже военный губернатор Приморской области, почетный гражданин Хабаровска Михаил Тихменев, чье имя одно время носила улица Серышева, в 1881 году ушел в отставку из-за болезни жены, страдавшей туберкулезом.

Ситуация с болезнью была крайне бедственной. Однако с учетом развития медицины того времени единственное, что можно было сделать для больных, это облегчить их страдания, создав им подходящие условия и обезопасив от заражения окружающих.

Не оставались равнодушными к «чахоточному вопросу» Николай II и его семья, тратившие на благотворительность немалые суммы из собственных средств. Более того, императрица Александра с детьми сама помогала больным - вместе с дочерьми работала медсестрой-волонтером в госпиталях. «Они должны видеть в жизни не только красоту, но и печаль», - говорила Александра.


«Умер от чахотки» - было, пожалуй, самой частой причиной смены хабаровских служащих и чиновников всех рангов. Даже военный губернатор Приморской области, почетный гражданин Хабаровска Михаил Тихменев, чье имя одно время носила улица Серышева, в 1881 году ушел в отставку из-за болезни жены, страдавшей туберкулезом. Ситуация с болезнью была крайне бедственной».


В 1910 году по указу императора была создана Российская лига по борьбе с чахоткой, филиал которой образовался в каждом городе, в том числе и в Хабаровске. А год спустя Николай II предложил перенять европейский опыт: проводить в России особый праздник, День белой ромашки, который с недавнего времени проходил в Швеции. Цветок как символ дня напоминал о чистоте и здоровье. Участники акции доступно рассказывали о болезни и собирали деньги в пользу больных.

В этот день улицы городов наполняли тысячи молодых женщин с заготовленными ранее белыми ромашками, живыми и искусственными. Цветы заполняли корзины и специальные картонные формы в виде щитов, которые активистки держали в одной руке, а в другой находилась опечатанная кружка с прорезью. Прохожие опускали туда «сколько не жалко» - кто-то отделывался мелочью, кто-то бросал крупные банкноты и взамен получал цветок. Его прикалывали к одежде, тем самым показывая окружающим свое участие в празднике. За день девушки-сборщицы обходили весь город - не только улицы, но и учреждения - продавая ромашки и раздавая плакаты и листовки, рассказывающие о чахотке и мерах ее профилактики. Вечером они собирались в одном месте, перечисляя под опись содержимое кружек. Как правило, завершался день благотворительным спектаклем, концертом или лотереей, средства от которых также поступали на нужды больных.

В 1911 году «праздник белого цветка» состоялся впервые, а в следующем году в его проведении активно поучаствовала и царская семья. Причем самым непосредственным образом: дети Николая II собирали пожертвования, продавая искусственные цветы.

Цветочное шествие

Хабаровск принял эстафету «белого цветка» 20 мая 1913 года. К этому времени в городе уже успела открыться первая амбулатория для туберкулезных больных. Произошло это в ноябре 1911 года по инициативе образованного по указу Николая II Хабаровского отдела Всероссийской лиги борьбы с туберкулезом. Амбулатория, открывшаяся на углу улицы Никольской, состояла всего из двух помещений: кабинета доктора и приемной. Там проводили тестирование на туберкулез, а еще выдавали неимущим больным по учетным карточкам рыбий жир. Тогда он считался эффективным средством лечения, однако в дальнейшем выяснилось, что это мнение ошибочно. Работали в амбулатории пять врачей, и в посетителях нехватки не наблюдалось. Уже в первый месяц персонал амбулатории зафиксировал 84 больных чахоткой, а к началу 1912 года на учете числилось уже 120 больных, притом что в городе на тот момент проживало всего около 50 тысяч человек.

В связи с большим количеством пациентов амбулаторию решили реорганизовать в туберкулезную лечебницу, открытие и освящение которой состоялось 20 мая 1912 года.

Ровно год спустя, 20 мая 1913 года, в Хабаровске прошел первый День белого цветка.

К празднику тщательно готовились: программу утверждал лично Приамурский губернатор Николай Гондатти. День начался торжественным шествием по улице Муравьева-Амурского в сопровождении военного оркестра. Первыми шли дети со знаменами и хоругвями, за ними - все сотрудники Хабаровского отдела Всероссийской лиги борьбы с туберкулезом, а замыкали шествие украшенные белыми ромашками автомобили.

На средства, вырученные после проведения первого Дня ромашки, удалось открыть первый на Дальнем Востоке детский противотуберкулезный оздоровительный лагерь. Он расположился в районе железнодорожной станции Верино (поселок Переяславка). В дальнейшем праздник стал для Хабаровска ежегодным.

«В этот день мы преисполнялись важностью общественного дела. Очень рано с завитыми еще накануне и теперь распущенными волосами, в белых платьях мы с сестрой выходили с нашей принаряженной учительницей, в руках которой был большой картон, напоминающий щит, весь утыканный белыми коленкоровыми накрахмаленными цветами в форме ромашки, и большая жестяная копилка с прорезью для пожертвований, запертая на замок, или даже, кажется, опечатанная. К нашему огорчению, большинство встречных уже имело в петлицах этот цветок, и мы жадно устремлялись к тем, кто еще не был ромашкой украшен», - в мемуарах «Дореволюционный Хабаровск и некоторые из его обитателей» вспоминала свое участие в Дне белой ромашки хабаровчанка Галина Григорович.

День белой ромашки проходил, выпадая порой на разные даты, а то и месяцы вплоть до государственного переворота 1917 года. Затем его отменили, а заболеваемость туберкулезом продолжала неуклонно расти.

В современной России традиция проведения Дня белой ромашки возродилась в начале 2000-х годов. Большинство городов, в том числе и Хабаровск, ежегодно поддерживают ее. Фиксированной даты, как и в прошлом, у акции нет. Обычно ее проведение приурочено к Всемирным дням здоровья и борьбы с туберкулезом - 7 апреля или 24 марта.

Юлия Михалева

Благодарим за помощь в создании материала ученого секретаря
Приамурского географического общества Александра Филонова


Борьба - дело женское

«Именные» улицы

Восточный ветер маджонга

Растим счастливую женщину


Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.