http://basdv.ru/

Динамика полета


Алексей Шатов - летчик компании «Хабаровские авиалинии» с 30-летним стажем. Окончил Актюбинское высшее летное училище гражданской авиации (в настоящее время - Военный институт сил воздушной обороны имени дважды Героя Советского Союза Т. Я. Бегельдинова). Общий налет - порядка 8 тысяч часов. Основные направления: Хабаровск, Охотск, Нелькан, Оха (Сахалин), Николаевск-на-Амуре.


На каких самолетах летаете?


На советских самолетах Антонова АН-24, АН-26. Наш самый новый самолет АН-24 выпущен в 80-х годах прошлого века в Советском Союзе на Украине. Запас прочности у него хороший. Самолет как автомобиль: если его беречь, не выжимать до предела двигатель, он будет долго работать. Любая техника может подвести, для этого в кабине находится экипаж, который готов в любой аварийной ситуации безопасно завершить полет.


С какой скоростью летают самолеты?


Скорость в авиации - понятие относительное. На приборе может быть одна цифра, а объективно, с учетом потока попутного ветра самолет летит гораздо быстрее. В среднем АН летает со скоростью от 350 до 450 километров в час. Боинг разгоняется еще быстрее - до 850 км/час. В инструкции прописана максимальная и минимальная разрешенная скорость для каждой фазы полета. Все пилоты летают по-разному, но согласно руководству по эксплуатации ВС.


У вас были внештатные ситуации?


Случаются (смеется). В авиации все просто. Если ты готов к внештатным ситуациям, то бояться нечего. У нас была хорошая школа. Бывало и так: в тренировочных полетах поднимаемся в небо, инструктор выключает один двигатель и говорит: «Сади самолет. В жизни всякое бывает, ищи выход, чувствуй, как самолет себя ведет, думай». А как летать, если ты надеешься только на электронику? Сейчас все обучение компьютеризировано, пилотов учат на тренажерах: можешь ошибаться миллион раз, падать и подниматься. Но в жизни все иначе. Когда ты чувствуешь реальную опасность, голова по-другому начинает работать. Ручное управление позволяет выходить из таких ситуаций, которые для Боинга были бы катастрофой. В ноябре 2007-го летели из Владивостока в Хабаровск. После взлета попали в сильную грозовую обстановку. Самолет из-за обледенения не мог набрать высоту, начинал покрываться льдом. Долго шли в горизонте, не могли разогнаться, сильно трясло, бросало в сторону, но постепенно, потихоньку вышли на нужную высоту. Все испытали огромный стресс. Старшая бортпроводница тогда сказала, что больше никогда в жизни на этом самолете не полетит.


В прошлом году, когда летели из Охи в Хабаровск, самолет обесточило. Только набрали высоту, минут 30 прошло с начала полета, доложил диспетчеру о занятии высоты, и все - экраны на панели приборов погасли. Отключились все электронные системы и приборы. На борту 38 пассажиров и четыре члена экипажа. Что делать? В Хабаровск лететь далеко и опасно: в районе аэродрома интенсивное движение, много техники прилетает и вылетает. В Оху нельзя, там короткая полоса, а в ручном режиме выпуска шасси нужно больше времени для торможения. Решил лететь на запасной аэродром в Николаевск-на-Амуре. Прикинул, что в это время обычно нет полетов. Самолеты L-410 летают на меньшей высоте. В тот момент я вспомнил, как наши деды в Великую Отечественную летали, еще и противника бомбардировали. Можно сказать, с Божьей помощью летали. У них тоже техника давала сбои. Но если хотя бы измеритель скорости и давления работают, значит, уже можно сориентироваться в пространстве. Летчику землю всегда видно, даже с высоты 5 тысяч километров. Пассажиры поняли, что то-то неладное, только когда под крылом увидели Николаевск-на-Амуре, и бортпроводница сообщила, что летим на запасной аэродром.


Как вас встретили коллеги на земле, с почетом?


Как в случае любой внештатной ситуации, комиссия долго разбиралась в происшествии. Меня ненадолго отстранили от полетов. В итоге признали, что экипаж действовал правильно. Оказалось, произошел отказ энергообеспечения ВС.


Почему такая надежная техника вдруг дает сбой?


По разным причинам. Самолет как автомобиль, только немного сложнее. В полете за все отвечает пилот: за погоду, техническое состояние, комфорт. Был случай у моего коллеги, когда самолет с высокопоставленным чиновником на борту попал в зону турбулентности и пассажир ударился головой. Пилота наказали - на три месяца отстранили от полетов.


Дальний Восток считается сложным с точки зрения климата регионом,
вы это ощущаете на себе?


Проблема не в климате, а в инфраструктуре, радионавигационном обеспечении. В западной части страны запасные аэродромы через 50-100 км. У нас с этим сложнее. Не так много площадок, которые могут принять самолет. Но, несмотря на все это, скажу без преувеличения - для меня лучшего места, чем Дальний Восток нет.


Что самое страшное для пилота?


Медкомиссия (смеется). Все летчики боятся потерять работу. В другой профессии я себя и не представляю. Отец - летчик, старший брат - летчик. Полеты - это моя жизнь, моя стихия. На работу прихожу, как на праздник.


А вообще у нас много «недоброжелателей». Те же чайки или гуси. В каждом серьезном аэропорту работает орнитологическая служба, которая устанавливает на взлетной полосе звуковые отпугиватели для птиц. Это помогает, но полностью их не выгонишь с аэропорта. Рассядутся на взлетной полосе так, что приходится притормаживать, обруливать, фарами светить, чтобы они заметили самолет. Небо - это их стихия, поэтому приходится считаться с его «хозяевами». Несколько лет назад вылетали из Хабаровска и чуть не влетели в три огромные стаи гусей. Впервые такое видел. Пришлось уходить в сторону. Если птица повредит крыло самолета, оставит вмятину - это полбеды, а если попадет в двигатель, то он может загореться.
Но все это редкие внештатные ситуации. Экипаж воздушного судна для того и находится в пилотской кабине, чтобы быть всегда на высоте.



Текст Марины Шабаловой

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.
Алексей Шатов - летчик компании «Хабаровские авиалинии» с 30-летним стажем. Окончил Актюбинское высшее летное училище гражданской авиации (в настоящее время - Военный институт сил воздушной обороны имени дважды Героя Советского Союза Т. Я. Бегельдинова). Общий налет - порядка 8 тысяч часов. Основные направления: Хабаровск, Охотск, Нелькан, Оха (Сахалин), Николаевск-на-Амуре.