http://basdv.ru/

Есть такая профессия - людей спасать


Недалеко от Хабаровска базируется Дальневосточный региональный поисково-спасательный отряд МЧС России. В гости к спасателям приезжать всегда приятно. То ли атмосфера там особая, то ли сами спасатели – люди необыкновенные. Есть в них что-то такое, от чего рядом с ними чувствуешь себя под надежной защитой.



Константин Золотухин,
спасатель 1 класса, начальник первого
поисково-спасательного
подразделения ДВРПСО МЧС России,
стаж работы 17 лет.


Наверное, профессия «спасатель» –
это не тот случай, когда вышел
с работы и забыл. Согласны?


Естественно. Ты же не пройдешь мимо, видя чью-то беду. В принципе, так у каждого человека. На дороге увидел аварию – всегда остановишься посмотреть, нужна ли помощь. На горнолыжке катаешься, попутно травмированных подбираешь. Дерево упадет на закрытом повороте – звонишь в подразделение, приедут, распилят. Такие моменты уже и не замечаешь.


За 17 лет столько всего было. Есть ли случаи,
которые помнятся до сих пор?


Был курьезный случай, про который я все время рассказываю. Вызов, женский голос сообщает дежурному, что к ней в квартиру забралось какое-то животное. Приезжаю, звоню в дверь, с той стороны слышится долгая возня. Наконец открывается дверь, и мы видим такую картину. Стоит молодая девушка, почти неодетая, со шваброй, которой, видимо, она и открывала дверь. В глазах страх, сказать ничего конкретно не может. Пытаемся добиться, что случилось. Она пальцем показывает в зал. Захожу, а под диваном – такая же перепуганная летучая мышь, шипит, кряхтит и гавкает. Мышь мы спасли. И девушку тоже.
Или другой случай, под Новый год. Приехали на вызов вскрывать дверь. Ребята работают. Тут к нашей машине подходит девушка, плачет, говорит, что нужна помощь. Мы, кто оставался в автомобиле, собираемся, идем за ней по другому адресу. Девушка открывает дверь, а там за столом - целый батальон подруг, и она: «Я же говорила, что приведу!».
А из невеселого – паводки в Приморье. Мощные паводки проходят за сутки, а последствия от них ликвидируют месяцами. Когда видишь, что у людей ничего не осталось, ни дома, ни вещей, помочь хочется всем сердцем. В ответ так искренне благодарят - это не забывается.
Бывают и совсем тяжелые случаи. Когда искали вертолет в Якутии, двадцать пять детей погибло, и мы видели, что происходило с родственниками. Такое въедается в память навсегда. Но если это слишком близко принимать к сердцу, долго не проработаешь.

Как снимаете стресс?


На лыжах катаюсь, в походы хожу, на рыбалку езжу. Очень люблю рыбачить. Если три дня дома сижу – не могу уже себе места найти, надо куда-то ехать. Анюй, Матай, Кафе, Катен – много хороших речек… А зимняя рыбалка для меня – круче некуда. Но часто не поездишь, только в отпусках. Потому что даже на выходных и в отгулах ты должен быть на связи и в случае чего в течение полутора-трех часов приехать в отряд. А куда тебя оттуда закинут и на сколько – неизвестно.


Со стороны кажется, что у вас в подразделении собрались
сплошь весельчаки и балагуры. Это напряжение
так выходит или особенность коллектива?


По-моему, в любом мужском коллективе так. Но на самом деле, можно сказать, что у нас уже семья, сплоченная годами. Почти все работают больше десяти лет. Если к нам попадает человек с другим мышлением, он надолго не задерживается. Буквально на днях нового парня взяли, коллектив поглядел, как он работает, и решил: на испытательный срок можно брать.


Да, в вашем опасном деле рядом нужны надежные люди.


Это точно, свою страховку я кому попало не доверю. Ребята ездят на сборы: горные, водные, спелео, тренируются, и я вижу, кому можно доверять, а кому нельзя. И если человек понимает, что это – не его, он уходит.


А каким, по вашему мнению, должен быть спасатель?



Сложный вопрос. У каждого свои особенности, всех равнять под одну гребенку нельзя. В первую очередь, человек должен суметь стать своим в коллективе. Нельзя быть чересчур вспыльчивым. У нас идет негласный зачет между подразделениями, поэтому все стараются друг друга поддерживать, а, когда надо, и по-отцовски наставлять. Старшее поколение показывает молодым, как надо работать. Но некоторые опытные младшие могут и старших за пояс заткнуть.
За каждым, помимо основных обязанностей, закреплена «подразделенческая». Кто-то занимается обслуживанием техники, кто-то списанием, лодками, гидрокостюмами, радиостанциями. Есть водители, в их работу другие спасатели не вмешиваются. И при этом каждый должен знать все. Теоретической информации не так много. А опыт нарабатывается руками. Сколько учебников не читай, под каждую ситуацию приходится искать свое решение, без смекалки никуда - по шаблону нашу работу не сделаешь.
Плюс надо, чтобы тебя понимала и поддерживала твоя семья. Бывает, что спасатели с одной командировки через день уезжают в другую. И если жена не готова так жить, то семья может распасться, и какой тогда из человека будет спасатель, в подавленном состоянии?



Спасатель должен быть психологом?


На сто процентов. Поэтому не каждый может быть спасателем. Те, кому не под силу психологическо-моральная часть, долго не работают. Теорию нам, конечно, преподают. На практике все гораздо сложнее, мысли и чувства другого человека не укладываются в шаблоны. То, что поможет одному, усугубит состояние другого. Это самая сложная часть в нашей работе – взаимодействие с пострадавшими, с родственниками. Повороты случаются неожиданные. Однажды наши водолазы доставали тело утонувшего. Мать погибшего спрашивает водолаза, мол, на нем цепочка была золотая, где? Пришлось спасателю прямо при ней донага раздеться.


А какие любимые моменты связаны у вас с работой?


Я люблю путешествовать и за время службы в МЧС побывал по всей стране и даже за рубежом. Конечно, зависит от того, по какому поводу командировка. Если ты на учебе, то есть выходные дни, когда ты можешь что-то увидеть. Если это горная или спелеоподготовка – то ты уже в самых красивых местах. В прошлом году мы побывали на соревнованиях в Пятигорске, на Кавказе.


Участие в соревнованиях пригождается в работе?


Я считаю, что человек, прошедший школу спасательного многоборья, гораздо опытнее, чем другой спасатель, даже с большим стажем работы. Потому что на соревнованиях разыгрываются все моменты, которые могут случиться при чрезвычайной ситуации. Судьи и участники делятся на две команды, которые пытаются обыграть друг друга. И чтобы победить судей, надо не только делать, но и думать.


У вас сейчас проходят занятия по английскому языку. Это всегда так?


С 2017 года наш отряд готовится к международной аттестации по методологии INSARAG, которую пройдет в этом, 2020 году. Эта система развита по всему миру. В России аттестованы всего два отряда, мы будем третьим. Наша зона реагирования – Азиатский регион. Когда в Японии была чрезвычайная ситуация в Фукусиме, мы там работали и без международной аттестации, но теперь это будет наша обязанность. Если какая-то азиатская страна запросит помощи, именно мы должны будем туда отправиться. В октябре приедут эксперты из-за рубежа, состоятся 36-часовые учения – там мы и покажем всё, что умеем.



Кирилл Ялынычев,
спасатель 3 класса, стаж работы 6 лет


Кирилл, вы пришли в МЧС
из туристского многоборья?


Можно и так сказать. Когда я еще начинал заниматься спортивным туризмом в 13 лет, часто пересекался с такими легендарными спасателями, как Александр Королько, Леонтий Калюжный, Александр Леонов. С интересом смотрел на то, как они выступают на соревнованиях. По образованию я строитель, но, когда предложили идти в МЧС, решил попробовать и остался. Это моё. Во многом эта работа нравится из-за коллектива. Спасателем гнилой человек не пойдет работать. Единственно, поначалу смущало, что постоянно сидишь, как на пороховой бочке, нельзя ничего планировать или спонтанно сорваться куда-то на выходные – ты должен постоянно быть на связи и успеть прибыть вовремя по сигналу. Но к этому привыкаешь, учишься находить варианты. Есть возможность подработать между сменами, в основном все так и делают, поскольку основной зарплаты не хватает. Можно успевать заниматься спортом. Я хожу на скалодром и в бассейн.


Чем запомнились годы работы?


Самое интересное на данный момент, что я взял из МЧС – это водолазное дело. Открыл для себя подводный мир. Очень красиво нырять подо льдом. На льду стоит палатка, снег под ней почищен, и под нее можно заплыть и посмотреть, как там наверху ходят люди. Или сам в палатке сидишь, смотришь – под ледяным полом водолаз машет тебе.
Очень интересная работа была в селе Нижнеленинском, где строится мост в Китай. Там затопило шпунтовое ограждение – это специальная конструкция для того, чтобы выгородить посреди реки периметр, откачать из него воду и в дальнейшем залить бетонную опору моста. В первые командировки ребята восстанавливали герметичность ограждения, но проблема оставалась в том, что его занесло слоем ила в несколько метров. И этот ил нужно было откачать. Мы работали в течение месяца каждый день, спускаясь под воду на 18 метров. Затопленная стройка с торчащими арматурами, за которые нельзя цепляться шлангом. Брали специальный рукав, который откачивает грунт под давлением в 10 атмосфер и «пылесосили». Периодически расчищали себе проход, разрезая металл с помощью разных инструментов. А видимость – абсолютный ноль. Ориентировались наощупь. Фонарь был, но как только начиналась работа, поднимался ил. Глаза открыл, закрыл – менялся только цвет темноты. Однажды я выпустил из руки ориентир. Подняться без него можно было, но имелась большая вероятность сместиться и запутаться шлангом в конструкциях, которые пересекали этот колодец через каждые шесть метров. В конце концов, по шлангу, конечно, выйдешь, но будет неприятно. Особенно если надо всплыть быстро. Сначала подумал: «Нужно не шевелиться». Воткнул нож, чтобы отметить место, где стоял, и начал искать по кругу на расстоянии вытянутой руки. Нашел - нащупал ногой. Фух.


Это что-то невообразимое! А еще что вспоминается?


На соревнованиях в Пятигорске самым интересным этапом для меня оказалась скала. Там было лазание с нижней страховкой, на высоту метров 30, по внутреннему углу. Вертикаль, переходящая в нависание, неглубокая щель, где можно было держаться только кончиками пальцев. И это - лишь начало одной из трех больших дистанций. Потом товарищ из команды становился пострадавшим, и его нужно было протащить по скале, постоянно организуя страховку, и спустить на веревках. Едва уложились в контрольное время, а через полчаса – следующая дистанция, только и успеваешь, что перебрать снаряжение. В сумме мы работали нон-стопом часов шесть. И в таком режиме соревновались пять дней.


Бывает страшно?


Конечно! Мне, когда лез эти 30 метров, так страшно было! Стоял на веревочной педали, и нога дрожала, ходуном ходила просто. Я еще и сорвался – выпала точка опоры, на которой я начал подтягиваться. Пока летел – за другую точку зацепился… Но поднялся в итоге.


Работа у вас – не соскучишься!


Да, особенно на соревнованиях: приходишь с этапа и вместо того, чтобы гулять по Пятигорску, сидишь и думаешь, как лучше пройти завтрашнюю дистанцию. На этапе промышленного альпинизма нас ждала настоящая головоломка, частью которой были мы сами. На техногенной дистанции надо было, помимо прочего, так плавно и ровно поднять плиту, чтобы не уронить лежащий на ней шарик. А еще у нас были химический этап, пожарный, 5 разных ДТП на шестерых. Или вот задача: крюки в потолке на расстоянии 2-х метров друг от друга, и ты должен переместиться по ним, не теряя две точки опоры. Я использовал систему из страховочных усов и веревочных педалей, а, чтобы достать от крюка до крюка, приходилось раскачиваться. Размах для творчества колоссальный. И уникальный опыт. Даже посмотреть, как готовятся к погружению водолазы чужой команды, уже здорово. Мастерство в деталях!
Самое важное в этих поездках – обмен опытом со спасателями из других регионов. Везде есть свои хитрости, что-то у них перенимаешь, что-то у тебя перенимают. Есть возможность постоянно развиваться, узнавать новое, нет рутины. Вообще это рабочая профессия, где надо многое делать руками.


Мне кажется, это очень мужская профессия – спасать.
И вы делаете это каждый день.


Не каждый день. Между сменами есть выходные. Иногда бывает несколько вызовов за смену, а иногда ни одного. Поэтому немалую часть времени мы посвящаем подготовке. Мне, как молодому, конечно, хочется съездить поработать. Но, с другой стороны, раз никуда не ездил, значит, все хорошо.



Текст Елены Кочегаровой
Фото ДВРПСО МЧС России

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.
Недалеко от Хабаровска базируется Дальневосточный региональный поисково-спасательный отряд МЧС России