http://basdv.ru/

Хабаровское «местечко»

Во второй половине ХIХ века население будущей столицы Дальнего Востока было крайне разношерстным. С одинаковой частотой на немощеных улицах Хабаровки встречались офицеры, вплоть до генералов, сибирские купцы, китайские торговцы с косами, польские ремесленники... Селились в большинстве случаев скученно. Жили поблизости от своих: и китайцы, и украинцы, и корейцы образовывали слободки, в которых редко оказывались «иноверцы». Не стали исключением и евреи, образовавшие в центре современного Хабаровска свое «местечко».


«Российские евреи завидовали»

Политика Российской империи с 1860-х годов официально запрещала евреям въезд на Дальний Восток. Тем же, кто смог окольными путями пробраться на его территорию, не позволялось на ней оставаться. Обоснование звучало так: «евреям запрещено селиться на расстоянии в 100 верст от границы с Китаем».

Однако при этом, с одной стороны, в Хабаровке, как и на всем Дальнем Востоке, существовала нехватка квалифицированных служащих. С другой, окраина России, несмотря на множество сложностей - начиная от сурового климата и заканчивая удаленностью от европейской части страны - казалась евреям очень привлекательной. Край развивался и предлагал множество экономических возможностей для самой разной деятельности. Конкуренции не имелось, все товары и услуги оказывались крайне востребованы - дальневосточники охотно платили за них любую цену. И при этом здесь практически не встречался антисемитизм. В Хабаровке мирно уживались представители разных народностей и конфессий.

Так что, несмотря на официальный запрет, власти закрывали глаза на поселившихся в Хабаровке евреев. Особенно если они были специалистами медицины, которые в то время находились в большом дефиците: врачами, аптекарями.

«Российские евреи еще завидовали своему сибирскому собрату», - заметил в то время один из офицеров, служивших в Западной Сибири и на Дальнем Востоке.

Но чаще всего хабаровские евреи становились торговцами и ремесленниками, а также домовладельцами.

«Ко мне явился единственный в то время в Хабаровке еврей Якубович и попросил очистить квартиру, так как мой дом он купил. «Если не выедете, сударыня, - прибавил еврей, - то я начну ломать стену, потому что тороплюсь в этом доме открыть лавочку», - вспоминала 1872 год жена военного инженера Раиса Фриессе.

Но уже ровно через десять лет, в 1882 году, в Хабаровке проживало более сотни евреев на 4800 жителей. Однако по данным Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года, их насчитывалось всего 97. Это объясняется тем, что некоторые избегали участия в переписи: они не имели законных оснований для того, чтобы жить в Хабаровке, и боялись выселения - что, однако, случалось крайне редко.

Большинство евреев были мещанами.

«Брешь в твердыни»

В 1880-е годы вдоль Корсаковской (Волочаевской) улицы начала оформляться еврейская слобода, где жили представители всех профессий: торговцы, портные, прислуга. Многие евреи служили в армии в нижних чинах. При этом среди них встречалось очень немало грамотных: 78% мужчин и 45% женщин. Огромные цифры по тем временам: среди русских этот процент в те годы составлял всего 45% и 16%, среди остальных народностей - еще ниже.

Представители еврейской общины стремились не терять связь с корнями и традициями своих предков, поэтому, едва осев, озаботились открытием молельного дома. «Получив в 1882 году разрешение на открытие молитвенного дома в городе Хабаровке, мы общими средствами откупили дом и выписали скрижали Завета. Общество наше евреев в Хабаровке, состоящее из 30 человек разного звания, жертвует последнюю копейку свою для святого дела», - написали члены хабаровской еврейской общины будущему раввину.

Однако к началу ХХ века ситуация уже изменилась: местные евреи - не только прожившие на Дальнем Востоке долгое время, но и новые приезжие - вливались в пестрые ряды и уже ничем не отличались от других жителей Хабаровска.

«С течением времени типическая внешность бывшего еврея мало-помалу стирается, и он, часто незаметно для себя, становится рабом окружающей среды - он подражает, внешним образом ассимилируется и начинает любить свою новую родину», - заметил офицер Иван Белов.

В первые годы ХХ века хабаровские евреи жили зажиточно, активно участвуя в жизни города. Многие из них принимали участие в местном самоуправлении. При этом они не слишком хорошо разбирались в собственных национальных традициях и часто нарушали догматы иудаизма. «Даже в религиозной твердыни еврея пробита заметная брешь», - писала местная газета.

Тем не менее в 1905 году община на собственные средства построила в Хабаровске синагогу, при которой работала и столовая.

За 25 лет с момента основания еврейской слободы ее представители прочно заняли многие ниши деятельности. Они имели золотые прииски, лесные деляны, занимались обработкой древесины, промышленной рыбной ловлей и т. д. Среди хабаровских евреев были купцы, награжденные грамотами за производство чернил и пошив одежды, экономисты, биржевики. Однако с 1887 года евреям запрещались некоторые виды предпринимательства. К примеру, производство и продажа алкоголя. Действовали и другие ограничения: без разрешения полиции евреи не могли покинуть свое место жительства и поехать в другой город.

И издатели, и архитекторы

Некоторые представители еврейской слободы старого Хабаровска заслуживают отдельного упоминания. В первую очередь это издатель Исаак Миллер.

Перебравшись с семьей в Хабаровск из Томска, он арендовал типографию и приступил к печатанию справочников и брошюр, а также стал выпускать газету «Приамурская жизнь». Во многом она была близка к тому, чтобы причисляться к желтой прессе. Ее страницы наводняло огромное количество самых разнообразных объявлений, а новости всегда оставались острыми и злободневными. Издатель и сам любил взяться за перо: для хабаровского кружка литературно-драматического общества он написал три пьесы, тексты которых также напечатал в собственной типографии.

После 1917 года Миллер вместе со многими единоверцами спешно уехал в Харбин. Однако два года спустя вернулся и убедил новые власти позволить ему продолжить прежнюю деятельность. Миллер снова стал выпускать газету, теперь она называлась «Единение» и содержала «идеологически верные» воззвания. Впрочем, просуществовала она недолго: в 1920 году японские интервенты посчитали ее оскорбляющей их достоинство и закрыли. Миллер снова уехал в Харбин и больше в Россию не возвращался.

Другой заметный представитель еврейской общины тех лет - инженер, архитектор и один из первых раввинов Самуил Бер. Получив превосходное образование, он приехал в Хабаровку из Санкт-Петербурга в 1883 году. Бер сразу получил назначение на должность главного архитектора. Он создал проекты православного Успенского собора, снесенного впоследствии новой властью, нескольких храмов в поселках, реального училища, почтово-телеграфной конторы, тюрьмы и полицейского управления. Кроме того, он преподавал в техническом училище. Талантливый архитектор прожил всего полвека и умер в 1905 году.

В 1917 году все ограничения для евреев в России были официально сняты.

Юлия Михалева

Благодарим за помощь в создании материала ученого секретаря Приамурского географического общества Александра Филонова


Культурное общество

Первая леди старого Хабаровска

Вестники старого Хабаровска

Русский Китай

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.