№10 '2018
Архив номеров
Дневник модели

Игорь Мосин: «Я – директор творческий!»

День рождения – праздник приятный, но всегда – хлопотный. А уж если это юбилей, то приятностей и хлопот становится вдвое, а то и втрое больше. С Игорем Мосиным, директором Хабаровского краевого колледжа искусств мы встретились через пару дней после того, как отшумели торжества, посвященные 80‑летнему юбилею колледжа. Игорь Эдуардович выглядел немного уставшим, но довольным – праздник прошел на ура. И, конечно, наш разговор был о колледже, музыке и культуре.


Игорь Эдуардович, поздравляю вас с юбилеем колледжа!
С какими успехами и проблемами пришли к этой дате?


Успехов хватает, но главное, меня радует то, что нам удалось, ведя активную подготовку к празднованию юбилея, не нарушить учебный процесс, более того – принимать участие в конкурсах, и весьма успешно! Два студента духового отделения – Анна Плахина и Андрей Савин (преподаватель С. Н. Тимченко) в феврале завоевали 1‑е и 2‑е место на Международном конкурсе по видеозаписи в Красноярске. Варвара Авдеева (преподаватель Л. А. Шокарева) прямо в дни празднования юбилея завоевала 1‑е место на VI межрегиональном конкурсе дирижеров академических хоров в Саратове. Наши студенты принимают участие и в фестивале-конкурсе «Новые имена Хабаровского края», и в эстрадном конкурсе. 25 января, в День закрытия выставки преподавателей художественных школ, в Дальневосточном художественном музее состоялся концерт студентов колледжа. За дни юбилейного фестиваля мы побывали с концертами в соседних городах, укрепили связи с музыкальными школами Комсомольска-на-Амуре и Амурска. Как видите, работа идет планомерно. А проблемы… Проблемы у нас, как у всех, это кадры и финансирование. Вернее, финансирование кадров.

Не хватает квалифицированных преподавателей?

Хотелось бы обновления преподавательского состава – больше молодых специалистов. К сожалению, талантливые и перспективные выпускники, уезжая за дальнейшим образованием, возвращаются редко.

Эта проблема стоит остро для всего Дальнего Востока.
Как, по вашему мнению, можно удержать молодежь в регионе?

Такая ситуация характерна для всей нашей страны. И на то, я считаю, есть две причины.
Первая – экономическая. Говорят: «Художник должен быть чуточку голодным». А я считаю, он должен быть востребованным и иметь возможность для самовыражения! И деньги он будет получать тогда, когда его искусство будет востребовано. Александр Новиков, выпускник нашего колледжа, дальневосточный композитор, как-то сказал: «Шнитке было легче – с ним хотя бы боролись, а меня не замечают!» Если ты будешь нужен, ты останешься. Вы не уедете, когда вам будет интересно, когда вы будете видеть перспективу, когда вы будете знать, что ваши дети будут счастливы тут. Люди уезжают, когда присутствует нестабильность. Но парадокс в том, что, уезжая, они порождают еще большую нестабильность. Мы сами раскачиваем этот маятник.

А в чем вторая причина?

Чтобы самовыразиться, нужно говорить на одном языке с теми, кто тебя слушает. Детей необходимо с младенчества учить языку культуры. А вот с этим у нас проблема… Многие в нашей стране считают, что культура – это классическая музыка, и любого человека, регулярно посещающего филармонию, спешат назвать культурным. Но ведь это не так! Культура – намного более широкое понятие. И тот, кто только что вышел из филармонии, может без угрызений совести кинуть бумажку на землю – разве это культура?
Помните, как в Советском Союзе говорили: «Наше общество состоит из рабочих и крестьян, а между ними прослойка – интеллигенция». Так вот сейчас она слишком тоненькая. Это как пирожок – чем больше начинки, тем он вкуснее. А у нас одно тесто, причем довольно рыхлое, ведь ни крестьянства, ни рабочего класса как такового уже нет! Проблема имеет государственный характер, и решать ее – развивать духовность – нужно на государственном уровне.

Как именно?

Для того чтобы родители с готовностью отдавали детей в музыкальные или другие творческие школы, необходимо вернуть престиж профессии. А престиж профессии появится тогда, когда общество будет воспринимать музыку, живопись, литературу и прочее как безусловные ценности, когда будет выгодно быть культурным и образованным. По статистике, из всех окончивших музыкальные школы лишь 10–20 % выпускников связывают свою жизнь с полученной специальностью. Но оставшиеся – это те, кто должен уметь воспринимать их творчество и понимать художественный язык.

Ценности и престиж профессии, безусловно, важны, но как же деньги?
Кушать хотят все, и музыканты в том числе.


А я и не говорю, что деньги не нужны! Конечно, нужны. Только вот в чем загвоздка: мы долгие годы жили в перевернутом мире, где деньги воспринимались как зло. А во всем мире деньги воспринимаются как энергия! Я работаю, отдаю энергию и должен получить ее обратно, тогда появятся силы работать дальше. А если денег не дают? Энергии будет все меньше и меньше, шарик начнет сдуваться. Деньги – это тот «воздух», которым мы надуваем шарик. И неважно, что написано на шарике, – культура, авиация, медицина или что-то другое.

Вы говорите, что задача – развитие духовности, это дело государства.
А какова же в этом процессе роль родителей?


Если у родителей не будет чем кормить ребенка, ни о какой духовной среде не может быть и речи! Перед ним будут стоять другие приоритетные задачи. Так что развитие духовности – все-таки дело государства.

Давайте добавим конкретики: с какого возраста детям стоит начинать заниматься музыкой?
И вопрос, волнующий многих родителей, стоит ли их заставлять играть?


В пять лет ребенка надо обязательно проверять на предмет наличия способностей. Все говорят: музыка – это муштра. Но с пятилетним ребенком нельзя заниматься муштрой, его надо заинтересовать: сыграть с ним в игру, придумать историю, чтобы он потянулся к инструменту, неважно какому: скрипке, фортепиано или баяну. И вот когда мы его заинтересуем, дальше он пойдет сам.
Заставлять тоже нужно, только потом. Для того чтобы вышло легко и красиво, сначала надо очень хорошо поработать, на определенном этапе игра обязательно превратится в труд, причем труд очень тяжелый и кропотливый. И тогда надо заставлять. Заставляли всех – от Баха и Бетховена до современных мэтров.
Игорь Эдуардович, вы сами – выпускник Хабаровского краевого колледжа искусств, теперь – его директор. Можете сравнить, как изменился колледж за последние десятилетия?

Как бы колледж ни менялся, неизменным в его стенах осталось одно – любовь к музыке, к ученикам, его атмосфера! Если бы этого не было, студенты бы так не играли!

Как можете оценить интерес к колледжу со стороны студентов?
Какие специальности сегодня наиболее востребованы?


Живопись и звукооператорское мастерство. И если популярность второй специальности можно объяснить приметой времени, то востребованность первой, мне кажется, это не что иное, как стремление нового поколения к гармонии. Сегодняшняя молодежь – она другая. Для них главное – выразить себя. В 90‑е годы молодежь выражала себя через агрессию. Сегодня они хотят выразить себя через что-то красивое, через созидание. Это одна из радостных тенденций времени.

Вы ранее были худруком Хабаровской краевой филармонии и работали со взрослыми, состоявшимися артистами, а здесь – молодежь. Где сложнее?


Своя специфика есть и тут и там. Когда мы готовили концерт в филармонии, люди профессионально делали свое дело, но у них было свое видение. Переубедить их было очень трудно! Студенты намного гибче, у студента своего видения нет. Его легче «перетащить» на свою сторону. Но в колледже, помимо студентов, еще есть и преподаватели – более ста человек. А уж у них свое видение есть на все! Приходится искать подходы.
Самое главное здесь – не унизить человека. Можно наорать, психануть, но – не унизить. Будешь унижать – все, никакого авторитета ни у студента, ни у взрослого ты не добьешься. По этому поводу хорошо сказал Александр Ширвиндт, когда у него спросили: «А это правда, что вы никогда не кричите на студентов?» – «А что, это помогает?» Я запомнил.

В вашей работе больше творчества или административной деятельности?


Конечно, творчества! Я бы вообще не смог заниматься исключительно административной деятельностью! Хоть я и директор, но я, скорее, творческий директор (Смеется). Я всю свою команду пытаюсь сориентировать на творческий подход к любому процессу. Только так можно решить любую проблему! Мой отец (Эдуард Мосин, народный артист России, в прошлом – актер и режиссер Хабаровского краевого театра драмы – прим. ред.) был очень музыкальным человеком. Стать пианистом ему помешал недуг руки, но это не мешало ему понимать музыку. Все удивлялись: почему у него такие спектакли монолитные? А он их выстраивал интонацией, мелодикой слова! Отец меня учил все сводить в общую картину. Это я и пытаюсь делать всю жизнь. Первое, что я нарисовал через полтора месяца работы в колледже, новую структуру. Обычно структура учреждения представляется вертикально – директор наверху, и под ним все остальные. А у нас она другая, как солнечная система: в центре администрация, а от нее идут лучи – планеты. Они должны крутиться. Я попробовал, вроде закрутилось. Но сейчас нужно ускорение придавать (Смеется). Значит, будем ускоряться!

Беседовала Дарья Юрова

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.