Из сословия почетных

Дворянство и духовенство, купцы и мещане, рабочие и крестьяне… Общество Российской империи представляло собой сложную иерархическую лестницу. Принадлежность к одному из сословий возникала при рождении, но дальнейшее нахождение в нем зависело от стремлений человека. Приложив усилия, он мог перейти в более высокую «касту». В ХIХ веке сделать такой шаг стремились многие, особенно купцы. Повышение сословия для них означало переход в дворянство, то есть из «простого» люда в «благородный». Однако аристократам такое пополнение их рядов пришлось совсем не по вкусу. В 1830 годах Николай Первый оказался перед дилеммой: как награждать одних и при этом не вызывать возмущение других? И император нашел выход. На сословной лестнице появилась новая ступенька между дворянами и купцами – почетные граждане.

Подати и повинности

Еще сто лет назад права жителей России во многом зависели от сословия, к которому они принадлежали. Возможность иметь собственное дело, размер и виды налогов, способность участвовать в выборах – все это и многое другое строго регламентировалось сословными «законами». Хуже всего приходилось представителям самого низшего класса – крестьянам, к которым причислялись жители сельской местности. До отмены крепостного права в 1861 году они были собственностью своих помещиков, на земле которых жили, но и позже практически не имели прав. Кроме того, они подлежали воинской повинности – кто-то из семьи отправлялся на службу в армию, которая до 1874 года длилась 25 лет. К крестьянам применялись телесные наказания, отмененные лишь в 1904 году. При этом они платили множество налогов: например, подушную подать (плату за собственное существование) государству, оброк (разновидность аренды) помещику, на земле которого жили.

Однако каждая последующая ступенька иерархической лестницы давала все большие свободы. Зажиточный крестьянин мог стать мещанином, поселившись в городе и купив там недвижимость. Если он исправно платил подати и имел занятие – ремесло или мелкую торговлю, то он обращался в местное мещанское общество с просьбой принять его. С середины ХIХ века мещане перестали подвергаться телесным наказаниям и стали платить куда меньше налогов, с 1866 года это были, главным образом, городские сборы. Однако они, как и крестьяне, подлежали воинской повинности.

На ступеньке выше находились купцы, которые уже внутри своего сословия в свою очередь делились на гильдии – до 1865 года на три, а впоследствии на две. Гильдия зависела от капитала и масштаба дела, которым владел торговец. В третью, до ее упразднения, мог войти делец, владевший суммой от 500 до 1000 рублей. Во вторую – от 1000 до 20 000 рублей. В первую – от 20 000 до 50 000 рублей. Для того чтобы состоять в купеческом сословии, приходилось ежегодно приобретать «купеческое свидетельство», сумма которого зависела от гильдии. Членство в первой гильдии стоило свыше 500 рублей в год, во второй – около 100 рублей. Недешево, но принадлежность к купечеству давала большие привилегии. Купцы не служили в армии и не подвергались телесным наказаниям, они могли иметь недвижимость и свободно заниматься бизнесом: второгильдийцы – только внутри страны, а первогильдийцы – и за ее пределами. Освобождались они и от унизительного подушного налога. Следом за купцами, но особняком, стояло духовенство, к которому причислялись церковнослужители и их семьи. Они не платили подушную подать и не призывались в рекруты. Кроме того, представителей духовенства судил отдельный церковный суд, общие законы применялись к ним лишь за государственные преступления.

И, наконец, на вершине лестницы находились дворяне, чьи родословные насчитывали по нескольку столетий. Это сословие официально считалось привилегированным и имело практически неограниченные свободы. Дворянство не продавалось, его можно было только получить от императора за собственные выдающиеся заслуги перед государством – к примеру, на военной службе или научном поприще.
Выходя замуж, девушка принимала сословие супруга. Когда же мужчина поднимался по социальной лестнице, за ним обычно следовала вся семья.

Можно было не только улучшить свое положение, но и ухудшить. Преступники из любого сословия часто лишались «прав состояния». Такое решение принимал суд, и оно касалось только осужденного, не распространяясь на членов его семьи.

От Екатерины до Николая

Титул «почетный гражданин» появился 10 апреля 1832 года. Подписывая соответствующий манифест, Николай Первый, очевидно, помнил о похожей инициативе Екатерины Второй. В конце ХVIII века она пробовала выделить в городах категорию «именитых граждан». Те, кто входил в этот класс, освобождались от воинской повинности и телесных наказаний, могли иметь фабрики и заводы, загородные дома и сады, а также передвигаться на упряжке из двух или четырех лошадей. Кроме того, внуки именитых могли подать прошение о причислении их к дворянству. Институт «именитых» просуществовал чуть более 20 лет, а потом от него отказались в связи с тем, что возникала сословная путаница. Николай Первый решил доработать этот проект, и окончательная его версия появилась в 1834 году.

В итоге почетным гражданином мог стать житель города, совершивший, по мнению местных властей, большой вклад в его развитие. При этом он должен был быть православным, не банкротом и не обвиняться в преступлениях. Самовыдвижения не существовало, инициатива о присвоении титула «почетного» исходила только от городских властей. Обычно они просили наградить этим титулом богатых купцов, щедро жертвовавших на строительство новых зданий. Но случалось и такое, что в списки попадали и дворяне – таким образом жители города выражали уважение видным деятелям.
Окончательное решение о награждении человека почетным званием оставалось за императором. Порой случались и отказы.

Существовало два вида почетных граждан: личные и потомственные. В первом случае все атрибуты нового сословия давались определенному человеку и не распространялись на его семью. Во втором – привилегии даровались всем членам семьи и переходили по наследству. Вид «почетности» зависел от срока проживания в городе и видов помощи. Личные почетные граждане при достижении 20‑летнего срока нахождения в городе часто становились потомственными.

Привилегии почетных граждан заключались в максимальном приближении к благородному сословию. Даже обращаться к ним полагалось «ваше благородие», как и к дворянам. К слову, купцов следовало называть «ваше степенство». Но представители низших классов, которые не слишком разбирались в тонкостях этикета, всех людей более высоких сословий звали просто: «барин».

Почетные граждане не платили подушный налог, не подлежали телесным наказаниям, не призывались в армию. Они могли иметь недвижимость в городе, избираться на общественные должности. Обязанностей это звание не налагало. Потерять звание «Почетный гражданин» можно было по решению суда или при банкротстве. Некоторые привилегии частично терялись и при устройстве на работу на «должность» слуги.

Почетная сотня

Почетные граждане не участвовали в общей переписи – их, как отдельное сословие, город считал отдельным списком. К началу ХХ века в Хабаровске насчитывалось 15000 жителей, из них почетными были около 100 человек (точное количество тех, кто носил этот титул до 1917 года, не установлено). Большую часть из них составляли купцы, все они состояли в благотворительных обществах и делали пожертвования на развитие города. Хабаровские почетные граждане строили школы и церкви, помогали развитию науки и культуры.
Но самым первым почетным гражданином Хабаровска был купец первой гильдии Михаил Чердымов, он же один из самых первых поселенцев. Его имя носила речка Чердымовка, на месте которой возник современный Амурский бульвар.

В 1859 году Михаил вместе с «коллегой» Илиодором Рафаиловым приехал из Николаевска в качестве приказчика российско-американской компании. Оба решили остаться, но Рафаилов впоследствии обанкротился и уехал. А Чердымов получил земельный участок и открыл на берегу Амура лавочку, в которой торговал самыми необходимыми продуктами – мукой, крупой, солью. В 1860‑х годах он уже числился оседлым жителем, а в 1873 году Михаил Чердымов профинансировал строительство первой в городе школы. Он внес 3500 на образование в целом, из которых 700 рублей составляли установленное им ежегодное пособие школе. Купец выплачивал его стабильно на протяжении пяти лет. В 1878 году он отправился в Иркутск, где скоропостижно скончался. Чердымов не успел узнать о том, что как раз в это время в Хабаровку пришло распоряжение императора о присвоении ему звания почетного гражданина. Семьи у первого хабаровского купца-мецената не было – дальние родственники нашлись лишь в маленьком селе под Нижним Новгородом. Хабаровским историкам пока не удалось обнаружить ни одной фотографии Михаила Чердымова.

В списках почетных граждан тех лет также значатся четыре приамурских генерал-губернатора, получившие это звание в знак признательности от местных жителей. Это первый губернатор барон Андрей Корф и последний, единственный среди своих военных «коллег» гражданский Николай Гондатти; покровитель науки и культуры, основатель краеведческого музея Николай Гродеков и администратор-строитель Павел Унтербергер. Звание почетных граждан имели семьи купцов Богдановых, «водочный король» Иннокентий Пьянков, торговая династия Плюсниных, купцы Петр Попов, Владимир Ехоалин, Александр Топорков. За содействие строительству и повышение обороноспособности города почетным гражданином стал генерал-лейтенант Аркадий Беневский. Были среди почетных граждан Хабаровска и такие, о которых стоит рассказать отдельно.

«Девяти-месячный» губернатор

В прежние времена современная улица Серышева носила несколько названий. В первые годы жизни города она звалась Военной горой, но в 1880‑е годы стала Тихменевской. Жители Хабаровска решили переименовать ее в честь военного губернатора Приморской области Михаила Тихменева. 46‑летний генерал-майор приехал в Хабаровку в 1880 году и провел здесь всего девять месяцев. Что он успел сделать за такой небольшой срок? Настаивал на том, чтобы поселок Хабаровка получил статус города, занимался организацией пограничной службы, путей сообщения. И этого времени вполне хватило, чтобы расположить к себе местное население. Ведь приезда дворянина Тихменева ожидали с опаской – кто знал, чего ждать от этого кадрового военного, участника Крымской войны и обороны Севастополя? Не иначе, как установления жестких армейских порядков. Но Михаил Тихменев оказался светским и обаятельным человеком. В привычный уклад жизни он не вмешивался, охотно посещал городские мероприятия и у себя дома вместе с четырьмя сыновьями с удовольствием принимал гостей. Его жена, больная туберкулезом, редко показывалась на публике, но тоже вызывала расположение дружелюбием и открытостью. В конце ноября 1880 года жители Хабаровки решили, что Тихменев должен стать почетным гражданином. Генерал сначала не согласился, говоря, что пробыл в городе слишком недолго, но в итоге все-таки принял предложение. Несколько месяцев спустя он вышел в отставку и уехал в Поволжье, где в 1890 году скончался от инсульта (апоплексического удара, как тогда говорили) в возрасте 56 лет. Его второй сын Николай пошел по стопам отца: со временем он также стал генералом. Но большую известность получил как автор обширных воспоминаний о Николае Втором, которые написал после эмиграции во Францию в 1920 году.

Владелец пароходов

Предприниматель Прокопий Пахолков прибыл на Амур из Сибири еще в 1859 году. Но в качестве нового дома он изначально выбрал не будущий Хабаровск, а Благовещенск. Прокопий осел там и организовал речную «транспортную компанию» – приобрел несколько пароходов и барж, которые совершали коммерческие рейсы по Амуру. Жемчужинами пароходного парка Пахолкова были современные большие суда «Купец» и «Русский», купленные в складчину с хабаровским дельцом Андреем Плюсниным. Пахолков состоял в приятельских отношениях и с Михаилом Чердымовым, именно Прокопий за свой счет организовал похороны «коллеги» в 1878 году, так как у последнего не было родни. Примерно в это же время Пахолков перебрался в Хабаровск. Здесь, как и в Благовещенске, он быстро завоевал репутацию человека, на которого можно положиться – он умел держать «купеческое слово». Кроме того, Прокопий был щедрым меценатом, охотно жертвуя деньги на любые общественные начинания. Купец искренне любил Дальний Восток. Будучи уже пожилым человеком, он написал книгу воспоминаний «Записки об Амуре за первые годы со времени занятия его Россией в 1854 году». «Мы, сибиряки, жители отдаленного края после Муравьевских времен посещая некоторые российские губернии, бывали поражены грязною взяточническою обстановкою присутственных мест и явно видели разницу в порядке и благородном обращении наших сибирских чиновников. С самого приезда в Сибирь Муравьев окружил себя свежими молодыми чиновниками, приехавшими из Петербурга из лицеев и других высших юридических учреждений. Правду сказать по сердцу, из этих молодых ребят выдалось мало сурьезно дельных людей. Но их личности, их свежие гуманные взгляды на дела благодетельно повлияли и были хорошим примером для старых, закоренелых чиновников‑взяточников», – писал Пахолков.
Он стал потомственным почетным гражданином Хабаровска в 1906 году. В 1912 году Прокопий Пахолков скончался в возрасте 82 лет.

Строитель города

Первым архитектором, а долгое время еще и единственным инженером Хабаровска был Владимир Мооро. В возрасте 23 лет, сразу после окончания Николаевской инженерной академии в Санкт-Петербурге, он получил назначение в Хабаровку, в Окружное инженерное управление Приамурского военного округа. Владимир приехал в город в 1881 году и прослужил 32 последующих года. За это время мало какая из строек обходилась без его участия. Военное собрание, дома генерал-губернатора и начальника штаба Приамурского военного округа, пристройка к женской гимназии и многие другие каменные здания были построены по проектам Мооро. Он участвовал в строительстве краеведческого музея и Иннокентьевской церкви. У инженера находилось время и на общественную жизнь: он был гласным городской думы, состоял в комиссии по устройству водопровода. В Хабаровске Мооро обзавелся семьей, имел дочерей. В 1913 году Владимир Мооро получил звание генерал-майора и переехал в Санкт-Петербург. В следующем году он вышел в отставку и стал почетным гражданином Хабаровска. Первый архитектор города ушел из жизни в 1933 году, ему было 75 лет.


Все существовавшие доныне в России
сословия и сословные деления граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные организации и учреждения, а равно и все гражданские чины упраздняются. Всякие звания (дворянина, купца, мещанина, крестьянина, титулы – княжеские, графские и прочие) и наименования гражданских чинов (тайные, статские и прочие советники) уничтожаются и устанавливается одно общее для всего населения России наименование – гражданин Российской Республики



В 1917 году власть в России сменилась. Новая в ноябре того же года издала декрет «Об уничтожении сословий и гражданских чинов». Он гласил: «Все существовавшие доныне в России сословия и сословные деления граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные организации и учреждения, а равно и все гражданские чины упраздняются. Всякие звания (дворянина, купца, мещанина, крестьянина, титулы – княжеские, графские и прочие) и наименования гражданских чинов (тайные, статские и прочие советники) уничтожаются и устанавливается одно общее для всего населения России наименование – гражданин Российской Республики». С этого момента на долгие годы перестало существовать и звание почетного гражданина. Лишь в 1983 году, в преддверии 125‑летия со дня основания города, местные власти решили возродить былое звание. С тех пор и по сей день каждый год в Хабаровске выбирается новый почетный гражданин.


Юлия Михалева

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.