http://basdv.ru/

Конный спорт: борьба или доверие?

Тщательно вычищая недавно ожеребившуюся кобылу, я невольно задумалась и вдруг поймала себя на мысли, что лошади – это моя самая яркая связь с природой и большой стимул. Благодаря ним я стараюсь повседневно держать осанку, чтобы не сутулиться в седле. Меньше болеть, чтобы не пропустить тренировку. Не суетиться – это мешает чувствовать движения.

Теплое дыхание и щекотание ладошки мягкой щетиной, искренние умные глаза, запах сена, ветер в лицо на галопе – могу долго перечислять причины, по которым я люблю лошадей. Нравится преодолевать лень, страх и раздражительность – качества, не совместимые с верховой ездой.

А еще мне нравится наблюдать за тем, как лошадь танцует. Сложнейшие элементы – пассаж, пиаффе, пируэт - она делает изящно и без принуждения, если с всадником у нее гармоничные отношения.

Наш главный тренер и владелица конного клуба «Флоризель» Татьяна Кузнецова – единственная в крае титулованная спортсменка по выездке. Более того, все элементы высшей школы верховой езды она с легкостью делает на свободной лошади – без уздечки, шпор и седла. Как? Да просто она знает, как стать лучшим другом для этих благородных и грациозных животных.


Любовь на всю жизнь

Татьяна Кузнецова:

«Я влюбилась в лошадей в детстве и, как оказалось, на всю жизнь. В начальной школе учительница жаловалась моей маме, что я на уроках рисую лошадок. Сначала рисовала, затем приходила на конюшню, гладила и кормила, а потом и в седло села.

В 1986 году в Хабаровске открылся первый конный клуб «Мустанг». Мы с подругой его искали несколько дней, добирались на трех автобусах, обошли все дворы и закоулки. А когда, наконец, нашли, нас ждало глубокое разочарование - в группах не было мест. Помню, как мы сидели на заборе и едва ли не плакали. В расстроенных чувствах мы, видимо, так и вернулись бы домой, но нас заметила женщина, как потом оказалось, тренер по выездке Татьяна Дмитриевна Винниченко. Она согласилась с нами заниматься. Но через год Татьяна Дмитриевна ушла, и мы оказались предоставлены сами себе. Начался долгий период самообучения. Были и взлеты, и падения, и перерывы, но к лошадям тянуло всегда. Когда не было возможности заниматься, я ходила в краевую научную библиотеку и запоем читала книги о конном спорте и ветеринарии. Книги на руки не давали, и мне приходилось записывать основные мысли в тетрадки. Позднее появились журналы, которые я выписывала по почте.

Следующий тренер появился в моей жизни уже в зрелом возрасте. В одной статье я прочитала про известного тренера и судью Валентину Валентиновну Мартьянову. Запомнились ее слова: лошадь – это зеркало всадника. Когда образовалась Хабаровская федерация конного спорта, то я предложила пригласить Валентину Валентиновну к нам. Мечты сбываются. Она приехала, позанималась с нами несколько дней, дала рекомендации и уехала. Следующая тренировка состоялась только через два года».

Работа на доверии

Татьяна Кузнецова:

«Раньше была позиция: лошадь и всадник должны достичь результата любым способом. Ответом на неповиновение было наказание. Этому нас учили с детства, считалось нормой побить лошадь хлыстом. Мое сознание перевернулось после просмотра фильма Александра Невзорова «Лошадиная энциклопедия». Многое у него утрировано, но суть верна: жестокое обращение с лошадью недопустимо. И я стала искать другой способ работы, интересоваться, как стать для лошади другом. Оказалось, что это и есть тот путь, которым всегда хотелось идти».

Ланзар

Татьяна Кузнецова:

«С Ланзара - серого жеребца орловской породы - началась работа на основе доверия. Энергии у него было много, но силой он ничего делать не хотел. На начальном этапе с ним было трудновато - если ему что-то не нравилось, он «высаживал» всадника. Ланзар никогда не был злобным, но все время пытался поиграть с человеком, как с лошадью: запрыгивал, на дыбы вставал, пытался ухватить за рукав. Иногда скакал просто от избытка чувств. Характерный случай: Ланзар видит, как овчарка играет с жеребенком, и радостно подскакивает. В одно мгновенье я уже не сижу в седле, а стою рядом с ним.

Но как только я стала заниматься с ним в игровой форме, начало получаться все то, что раньше казалось невозможным. Например, выйти в манеж, дать лошади побегать, а потом показать рукой на препятствие, и она прыгнет. Постепенно я поняла, что с лошадью можно работать без амуниции, общаясь микрожестами. Помогли в освоении этой науки «Семь игр» Пата Парелли и книга Моники Кремер «Как достичь высоких результатов в спорте».

Мы привыкли во всем винить лошадь, но верховая езда – это прежде всего работа всадника над собой. Важно осознать, что лошадь человеку ничего не должна, и попытаться сделать так, чтобы она сама захотела работать. Я стараюсь делать так, чтобы Ланзару было интересно, потому что если он будет просто «отбывать свой номер», то не будет в движениях красоты и грации».

Кто главный

Татьяна Кузнецова:

«Для своей лошади нужно стать старшим товарищем. Должна быть иерархия, как в табуне. Лошадь живет в более быстром ритме, чем мы. Если она чувствует, что у нас не хватает реакции, то она понимает: она сильнее, быстрее, а значит – главнее. А если мы внимательны, чувствуем и предугадываем ее действия, то она легко соглашается с тем, что лидер - человек.

Часто люди приписывают лошади свои эмоции, но она ничего не может сделать назло или исподтишка. Это просто лошадь, и она всегда искренняя. Она очень хорошо чувствует неуверенность или раздражение, напряжение в мышцах. Поэтому нужно всегда сохранять спокойствие и добиваться всего последовательностью, настойчивостью и похвалой. Лошади хорошо понимают настроение, и если ты искренне радуешься тому, когда что-то получается, хвалишь ее, то и она начинает стараться для тебя еще больше».

Укрощение строптивых

Татьяна Кузнецова:

«Недавно был случай, который мог озадачить даже опытных всадников. К нам на конюшню привезли молодую кобылу - Леди. Лошадка проявляла агрессию и беспокойство, хотя видимых причин для этого не было - к ней никогда не относились жестоко. Заботливые хозяева выкормили ее с соски, когда погибла мать. Обычно жеребенок учится всему от мамы или в табуне, но эту малышку воспитали люди, которые допустили серьезные ошибки просто из-за незнания. Все это и позволило Леди считать, что она главная в «табуне». Поэтому, когда к ней заходили с угощением - все было прекрасно, а когда лакомство заканчивалось, она просто выгоняла людей из денника.

Это первый случай в моей практике, когда привычные приемы не действовали. Нужно было найти особый подход, и я вспомнила про древний метод заклинателей лошадей. Когда я первый раз укладывала животное весом полтонны, с меня семь потов сошло. Оглаживала, ласково разговаривала с ней, чтобы она почувствовала себя в безопасности. Думала, что не получится, но через две недели тренировок Леди начала меняться. Сегодня это уже зеркально другая лошадь, которая доверяет людям и радует свою хозяйку - настоящая леди».

Флоризель Фон Зевс

Татьяна Кузнецова:

«Любимым становится каждый конь, с которым начинаешь работать. Несомненно, существует еще и эмоциональная связь. В советское время к нам привозили чистокровных лошадей из центральной части России, сегодня за ними нужно ездить самим. Когда года три назад встал вопрос о покупке молодой лошади для конкурса, я по Интернету изучила все предложения. Выбрала жеребца и в столицу уже приехала целенаправленно. Дай, думаю, раз я здесь, посмотрю остальных лошадей, выставленных на продажу. Я заходила в каждый денник, и передо мной были просто лошади, но когда я подошла к гнедому жеребцу тракененской породы Флоризелю, то сразу почувствовала - это мой конь. Он просто посмотрел на меня, изогнул шею, и я в него влюбилась, хотя он был дороже и прыгал хуже.

Сначала, как с любой лошадью, с ним были сложности, но я понимала, что он меня чему-то учит. Сейчас, когда период «притирки» прошел, я получаю огромное удовольствие от работы с Флошей. А раньше могло быть и так: выскакивает собака, и он подрывается и несется через все поле неконтролируемым галопом. Адреналин зашкаливал, но я знала, что это скоро пройдет. Сейчас тоже бывает, что на соревнованиях он сильно переживает, но все же значительно быстрее переключается на работу».

Поражения и победы

Татьяна Кузнецова:

«На Дальнем Востоке редко проходят соревнования по выездке. Почти нет тренеров, кроме того, это очень затратное мероприятие. На соревнования по конкуру нужен один квалифицированный судья, а на выездку как минимум три.

Самая значимая победа – первое место на чемпионате Центрального федерального округа, который проходил в прошлом году в Москве. Дальневосточникам такие турниры даются вдвойне труднее – две недели в коневозе не идут лошади на пользу. По пути в столицу Ланзар сильно заболел: к проблемам с суставами и позвоночником добавился сильный кашель. Полторы недели ушло на лечение, поэтому Кубок России мы проехали слабо. Еще месяц ушел на восстановление на базе в Нижнем Новгороде, зато, когда мы вернулись в столицу, заняли первое место. В Москве все удивлялись тому, что без тренера можно подготовить лошадь до Большого приза (прим. ред. - соревнования высшего уровня). А после соревнований подошел главный судья и сказал, что я «правильно и с большой любовью воспитала свою лошадь», и эти слова были самой большой наградой.

Каждый всадник стремится достичь максимального результата. К сожалению, когда выезжаешь на старты, то может не все так хорошо получиться, как дома, но это тоже развивает. Конечно, хотелось бы выступить на чемпионате России. Правда, медали – это не самоцель, важнее отношения с лошадью».

Хозяйство

Татьяна Кузнецова:

«Опилки, вода, сено, витамины, овес – вот и все хозяйство (Смеется). Забот, конечно, гораздо больше, но когда есть поддержка близкого человека, то все получается. Муж помогает развивать клуб, без него, наверное, ничего бы не получилось. А еще нам повезло с конюхами. Первым из Ташкента приехал Нурик, осмотрелся, а потом привез родственников. Они - люди интеллигентные, раньше преподавали в школе, поэтому никогда слова грубого не скажут, не говоря уже о грубом обращении. Помню, приезжал его старший брат – человек в преклонных годах - так он ведерко поставит лошадке и говорит: «Пей, пожалуйста». Конюхи всегда замечают, не только покушала ли лошадь, попила ли она, но и в каком она настроении, где какая царапинка. Был даже забавный случай: приходит испуганный Нурик и говорит: «У Ланзара плечо опухло». Посмотрела и рассмеялась - да он в полном порядке, это у него мышцы такие мощные».

Страх

Татьяна Кузнецова:

«Многие боятся даже сесть на лошадь. Конечно, доля риска есть, и страх - естественная реакция человека на возможную опасность. И тут есть два пути – перестать заниматься или согласиться с тем, что страшно, смириться и продолжать работать. Когда под тобой энергетический сгусток, вулкан, который может взорваться в любой момент, и адреналин зашкаливает, тогда встает вопрос: либо это твое дело, и ты хочешь этим заниматься, либо нет».

Всадник

Татьяна Кузнецова:

«Результативность зависит не от возраста всадника, а от того, сколько времени он готов посвящать тренировкам. Чтобы добиться результатов в спорте, нужно заниматься каждый день. А лучше несколько раз в день и на разных лошадях. Еще необходимо помнить, что принцип работы один и тот же, но у каждой лошади свой характер. Когда учишься подбирать ключик, чувствовать ее движения, то ты развиваешься как всадник. Главное – это желание, трудолюбие и настойчивость. Если человек чувствует, что он очень хочет этим заниматься и не отступает перед трудностями, то рано или поздно у него получится. Радует, что сейчас все больше людей относятся к лошади, как к партнеру, а не как к спортивному снаряду. Стремятся к тому, чтобы отношения были гармоничными и интересными для двух спортсменов».

Записала Марина Шабалова
Фото: Дарья Гришина, Марина Шабалова


Мяукающее кафе

Вот так назвали!

«Тигр» в миниатюре

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.