http://basdv.ru/

Любимые бусы Татьяны Иконик

О существовании народной музыки знают все, но мало кто представляет, какая она на самом деле. Именно этим – музыкальным просвещением – и занимается в Хабаровске Татьяна Иконик, руководитель фолк-фьюжн-проекта «Красные бусы». Вместе с участницами ансамбля она показывает, как старые, родные песни, фольклорные мотивы и наигрыши могут звучать абсолютно современно за счет интересной аранжировки и танцевального сопровождения.

Татьяна, расскажите о своем пути к этнической музыке. Вы мечтали стать певицей?

С детства я представляла себя только в этой роли. Мама рассказывала, что когда я родилась, то в роддоме сразу сказали: «Эта будет петь». Так я «музыкально» орала. И потом, начиная с двух лет, я ходила по дому, распевая песни, и всем говорила: «Я артистка». Я мечтала петь и хотела быть учительницей. Так сложилось, что сейчас я и пою, и преподаю. Все мои желания сбылись, хотя без воли случая не обошлось.

Я росла в деревне Озерное (ЕАО), там не имелось музыкальной школы, заниматься было негде. Ближайшая школа находилась в Амурзете, но мы переехали туда, когда мне исполнилось 14 лет. Лишь тогда я смогла начать заниматься музыкой. Поскольку я должна была догнать своих ровесников, то пришлось учиться без перерывов на каникулы. Я справилась и окончила музыкальную школу экстерном за три года. После школы поехала поступать в Хабаровский институт искусств и культуры.

Вы целенаправленно выбрали народное пение?

Нет, тогда я понятия не имела об эстрадном пении, академическом или народном. Мне было все равно, лишь бы петь. Я пришла в институт подавать документы, подошла к первому попавшемуся сотруднику и сказала: «Я хочу петь». «Тогда это к нам», – ответила мне мой будущий преподаватель Ольга Павленко. Я пошла за ней, подала документы и только потом узнала, что буду заниматься народной музыкой. Так что с фольклором я познакомилась только в 17 лет, но сразу влюбилась в него. Поняла, что именно такой музыкой я и хотела заниматься с самого детства.

Чем так привлекла вас народная песня?

Удивительно точными интонациями, которые выражают разные душевные переживания, ни капли фальши! Народная песня наиболее полно выражает особенности национального характера. Ее невозможно не любить. Я убеждена, что, слушая ее, каждый человек чувствует причастность к своим истокам на каком-то подсознательном, генном уровне. Речь идет о настоящей народной музыке, которую пели наши предки, а не о ее примитивной замене, так называемой «шершавой клюкве», звучащей на современной эстраде.

Мы выступаем на различных городских площадках, нередко нас приглашают в ночные клубы. Принимают нас очень хорошо. Практически после каждого концерта подходят и спрашивают: «Это что, русское?» «Да, – отвечаю. – Это наши родные песни. Только представьте, им 300–400 лет!» Жаль, что сегодня большинство старинных песен известно лишь профессионалам-народникам.

Как вы думаете, почему народная музыка не звучит массово?

Потому, что нынче всем заправляет шоу-бизнес, причем ключевое слово здесь – «бизнес». Народная музыка – она не коммерческая. А все настоящее, живое – а ведь именно в этом ценность народной песни – никогда не укладывается в формат. У шоу-бизнеса свои законы, ему нужны определенные схемы, шаблоны, чтобы все детали были подогнаны, и из них складывалась яркая картинка. А народная песня – это «неправильная» деталь, которую нельзя упорядочить. Поэтому так часто вместо народных песен нам предлагают «шершавую клюкву» в попсовой обработке.

К примеру, мне очень нравится Надежда Бабкина, но ее выступления на фестивалях разительно отличаются от того, что она выносит на эстраду. Я была на ее мастер-классах. Это очень мудрая, сильная женщина, у нее есть чему поучиться. Однажды на семинаре ее прямо спросили: «Почему для ТВ вы готовите всякую ерунду, а вот эта красота остается за кадром?» Она честно призналась: потому что на эстраде рулят другие.

А фольклорный проект может быть коммерчески успешным?

Конечно, может. К примеру, Пелагея или Инна Желанная очень успешны. В свое время французская группа «Deep Forest», с которой началась современная фолк-музыка, вообще произвела фурор. Я сама воспитывалась на этой музыке и до сих пор ее слушаю. Моя любимая группа «Zventa Sventana». Ее солистка Тина Кузнецова стала финалисткой 2‑го сезона шоу «Голос» на Первом канале. С ней работают многие известные музыканты.

На «Красные бусы» тоже обращают внимание. Были предложения вроде: «вы такие самобытные, такие интересные, мы готовы вами заниматься – вкладывать деньги и продвигать, только вам кое-что нужно поменять». От подобных предложений я сразу отказываюсь, поскольку ничего менять не хочу. Мне важно сохранить свой стиль, свою индивидуальность. Маленькие рыбки плавают на мелководье, а большая рыба – на глубине, поэтому я всегда ныряю в глубину и работаю только с единомышленниками.

Как появился коллектив «Красные бусы»?

Он появился на базе творческого студенческого центра Хабаровского педагогического университета. Восемь лет назад руководитель центра Лада Глевицкая задалась целью организовать фольклорный ансамбль. К тому времени здесь уже работал ряд интересных коллективов: вокальные, хореографические разных направлений, театральный, но народного ансамбля не было. На должность руководителя ансамбля Ладе порекомендовали пригласить меня. Конечно, я согласилась: это была прекрасная возможность создать именно такой коллектив, какой мне хотелось, и показать всем, как органично могут звучать этнические мелодии, переложенные на современный манер.

«Красные бусы» – девичий коллектив, поэтому я придумала для него такое название. Бусины могут быть самыми разными, у каждой своя форма, размер. Но связанные одной нитью, они создают единое украшение. Мы тоже все разные, но объединены одной целью. Почему красные? Потому что по-русски это значит – красивые.

Название оказалось на редкость удачным.

Да, уже через два месяца после создания ансамбля мы выступили на фестивале «Студенческая весна» и победили. Это был первый раз в истории фестиваля, когда главный приз достался не эстрадному, а народному коллективу. Тогда многие удивились, в том числе и мы сами.

В прошлом году мы победили на Всероссийской студенческой весне. У нас была интересная программа «Плач по неурожаю», основанная на древнеславянских обрядах. На фестивале ходили разговоры: «Вы ее откуда-то стащили. Придумать все это нереально». Было обидно, ведь всем не объяснишь, что наше выступление мне... приснилось. Да, я увидела во сне все детали нашего выступления: колосья, то, как девушки падают с ними, последовательность песен и все звуки. Я нередко сочиняю во сне. Мой молодой человек, тоже музыкант, говорит по этому поводу: «Бог творит через тебя, а ты этого даже не замечаешь. Я мучаюсь, что-то придумываю, а ты вскочила в ночи, что-то черканула – и готова песня. Несправедливо».

Я «увидела» нашу программу, и мы за две недели подготовили выступление. Председателем жюри был «Мумий Тролль» (Илья Лагутенко). После нашей победы он сказал: «Впервые мое мнение совпало с мнением всех членов жюри. Никто не спорил, что этот коллектив самый лучший». Согласитесь, такая оценка дорогого стоит.

Девушки в вашем коллективе – красавицы как на подбор. На что смотрите в первую очередь, на внешность или вокальные данные? Ведь народное пение осилит не каждый.

В народной песне главное не голос, а душа. Основа народной песни – речь, то есть нужно уметь даже не столько петь, сколько рассказывать. Причем так, чтобы тебя услышали и поверили. Участников ансамбля я выбираю не по голосу, а по энергетике.

Людей, которые со мной на одной волне, я чувствую. К примеру, Анну Маслову я увидела на каком-то студенческом мероприятии в составе театрального коллектива. Она вся просто светилась! Мне захотелось, чтобы эта красивая девушка была у меня в ансамбле. Я пригласила ее, и мне было абсолютно все равно, как она поет. К слову, у Анны оказался очень красивый тембр. Просто повезло!

То же самое относится к нашим музыкантам – Константину Лоскутову (гитара) и Алексею Кисилеву (кахон). Константин еще и автор наших аранжировок. Благодаря его таланту старинные песни обретают вторую жизнь. Он с нами с самого начала. Раньше Константин занимался рок- и джаз-музыкой, при этом он не отмахнулся от народной музыки, поддержал наш проект. Я очень дорожу сотрудничеством с ним.

На одном везении такой серьезный проект не создашь. С какими трудностями довелось столкнуться?

Главная сложность, которая была и остается, – это время. «Красные бусы» – студенческий проект, все участницы учатся в вузах. Нужно успеть обучить человека, дождаться, пока его талант расцветет, и попутно сделать программу и выступать. На все про все отводится всего 5 лет. Потом девушки оканчивают вуз и разлетаются кто куда. Они начинают жить своей жизнью, а мне приходится начинать все с чистого листа.

В этом году у меня из 11 человек уходит 9 – практически весь костяк. Чтобы не терять артистов, я решила организовать детскую студию народного пения. Пока в ней занимаются дети преподавателей университета. Беру всех без прослушивания, начиная с 3 лет, лишь бы любили петь! Так я готовлю себе будущую смену.

Самобытность коллектива подчеркивают и ваши костюмы – интересные и красивые. Кто вам их придумывает?

Cама придумываю. Стараюсь во всем соблюдать свой стиль, поэтому у нас такие костюмы: одновременно и русские народные, и современные. А нашим «фирменным» знаком являются не красные бусы, хотя их мы тоже носим, а затейливо повязанные на голове платки. Шикарной косой я похвастаться не могу, зато знаю много способов, как красиво завязать платок. И девчонок этому научила. Организаторы концертов как-то мне сказали, что по тому, как повязан платок, можно угадать мое настроение. Наверное, так оно и есть (смеется).

Вас замечают не только в Хабаровске: география ваших выступлений расширяется. Это сказывается на репертуаре?

Конечно, сказывается. В прошлом году я участвовала в международном арт-фестивале «Езерски бисери», который проходил в Македонии. Заняла первое место. Победа далась нелегко, было много сильных участников, но и я не подкачала. Одним из членов жюри оказался Владимир Вовченко – композитор, работавший с Валентиной Толкуновой. Он подошел ко мне и сказал, что у него есть песня, которую он написал специально для нее. Но исполнить ее Валентина Толкунова не успела. Послушав меня, композитор решил подарить эту песню мне. Сказать, что я была тронута таким вниманием, значит, не сказать ничего. И, конечно, готовясь представить эту песню на суд публики, чувствую огромную ответственность.

В будущем я планирую исполнять свою авторскую музыку (четыре моих песни у нас в репертуаре уже имеется) и экспериментировать с разными музыкальными инструментами. У нас есть небольшой опыт – в позапрошлом году мы подготовили финскую песню вместе с девушкой, которая играла на вистле (кельтской народной дудке). Хотелось бы сделать номер с виолончелью, саксофоном, волынкой.

Однажды на улице услышала фисгармонию. Остановилась, привлеченная необычными звуками: смесь фортепиано и гармони. У меня сразу разыгралась фантазия, и я выписала из Индии инструмент. Когда придет, научусь на нем играть и что-нибудь придумаю для «Красных бус».

Елена Козыряцкая
Фото Анны Асачевой


Читайте также:

Заводим традиции!

Питание по правилам

Закон для одиноких

Семейный кошелек – кому доверим?

От колесницы до кареты


Анонсы событий города
Бесплатные консультации ведущих специалистов г. Хабаровска

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.