http://basdv.ru/

Мама для гепардов - Дарья Костюк

С девяти лет отважная дрессировщица гепардов Дарья Костюк живет всей душой на манеже. Уже 13 лет ее собственному цирку, который недавно гастролировал в Хабаровске. Дарья согласилась дать эксклюзивное интервью «Образу Жизни» и рассказала, как благодаря лошадям маленькая девчонка стала отличницей и сделала то, чего в России никто не делал раньше.

Расскажи, как началась твоя цирковая жизнь?

Мои родители – сотрудники цирка. Они категорически не хотели, чтобы моя профессия как-то была с ним связана. Всячески этому препятствовали. Но, тем не менее, мое сердце поселилось в цирке лет с пяти, когда я первый раз зашла на конюшню. Я все чаще стала просить привести меня в цирк. Познакомилась со всеми артистами и дрессировщиками.

А кем работают твои родители?

Моя мама сначала работала балетмейстером, а потом стала режиссером-постановщиком Большого Московского цирка. Папа работал в жанре эквилибра. Но в достаточно раннем возрасте закончил карьеру артиста цирка и возглавил цирк Никулина на Цветном бульваре. А когда построили Большой Московский, который считается самым большим в Европе, возглавил его, проработав в этой должности 27 лет.

Помнишь свой первый выход на арену?

Мой первый профессиональный выход был на гастролях в Японии. В этом мне помог народный артист России Юрий Петрович Мерденов. Так как я бредила лошадьми, он позволил мне репетировать с его конным ансамблем. В результате в девять лет я вышла на манеж. А ведь мама видела меня балериной. Я даже некоторое время училась в балетной школе, после которой попадают в училище при Большом театре Софьи Головкиной. Видимо, данные у меня были неплохие. Но я стояла у станка и плакала, зная, что в этот самый момент на арену выводят лошадей. В итоге мама сдалась. Впрочем, сегодня я жалею, что в свое время совсем забросила занятия танцами. Балет дает очень хорошую базу. Ну а тогда родители думали, что цирк – это всего лишь мое хобби. Каждый раз они мне ставили условия: принесешь из школы хоть одну тройку – не пойдешь в цирк. Учеба мне давалась легко, поэтому задание усложнили – запретили приносить четверки. Так я стала круглой отличницей.

Как ты думаешь, ты была больше послушным ребенком или упрямым?

Наверно, и тем, и другим одновременно. Мои сверстники из цирковых династий занимались больше, их поддерживали родители, и я очень переживала по этому поводу. Мне было сложно их догнать. Когда в конце концов мои родители поняли, что из цирка я не уйду, и позволили работать с обезьянами, с первой же репетиции у меня стало все получаться. Животные меня слушались. Даже в газетах меня тогда называли «маленькой обезьяньей мамой Дашей». Родители с меня взяли слово, что после школы я должна буду обязательно получить высшее образование. И они, безусловно, были правы. Ведь век артиста цирка короткий. Родителей я не ослушалась, закончила продюсерский факультет ГИТИСа. Руководить творческим коллективом – это моя профессия.

То есть, ты не получала специального циркового образования?

Я из цирковой династии. У меня были все те же самые педагоги, что в цирковом училище. Только возможности практиковаться намного больше. Я получала высшее образование в институте и параллельно училась всему в цирке.


Трудно было работать в цирке и одновременно учиться?

Не трудно, если любишь то, что делаешь. Я продолжила работать с партнером, с которым вышла на сцену с обезьянками. В дальнейшем мы сделали номер с медведями и собаками. И, кстати, выпустили его ровно 15 лет назад на манеже Хабаровского цирка. Во мне стал просыпаться лидер, я захотела работать самостоятельно. Так началась моя сольная карьера. Первым был номер воздушной гимнастки на полотнах. Я первая в России, кто стал работать в этом жанре, пришедшем к нам из Цирка дю Солей.

Как родился цирк Дарьи Костюк?

В 18 лет я попала в мюзикл «Свадьба соек» и поняла, какая была глупая, что не занималась балетом. Я влюбилась в хореографию, ходила заниматься в танцевальный джаз-класс. Познакомилась с большим количеством талантливых ребят. Именно тогда начал формироваться цирк Дарьи Костюк как коллектив. Сначала мы подготовили иллюзионный номер. Потом я осознала, что без животных жить тоже не могу. Примерно в это время я встретила своего мужа – Вячеслава Куркова, ведущего артиста Большого Московского цирка, ведущего артиста моего цирка. Он с партнером работает в жанре эксцентрики. Работает он и с гепардами. В прошлом году Вячеслав привозил в Хабаровск нашу программу «Остров грез». Если бы не мой муж, коллектив наш не был бы таким большим. Я генерирую творческие идеи, а он воплощает их в жизнь.

Как ты в дрессуре добралась от маленьких обезьянок до крупных хищников?

Когда я стала организовывать свой цирк, то понимала, что не могу взять лошадей. Хоть я их очень люблю, но на цирковом рынке их слишком много. И рекламы на этом не сделать. Обезьян тоже много. Тем более, что во многих странах запрещают с ними работать, потому что обезьяны могут переносить некоторые виды опасных для человека болезней. И все же без животных в цирке нельзя. Папа предложил мне гепардов, ведь с ними тогда никто не работал.

Животное ведь хищное! Было страшно начинать с ними работать?

После медведей я ничего не боялась. Вот они точно были не моим животным – слишком непредсказуемы. Сами по себе медведи очень трусливы. Другое дело – гепарды. Первый раз, когда мне привезли их, я подумала, что им нужно делать анализ на бешенство. У них так текла слюна, зрачки были огромными. Хотя мы долго и тщательно искали и выбирали их. Ведь краснокнижные животные не имеют права работать в цирке. Работают только с теми, кто выращен в неволе. Нам привезли кошек из питомника в Африке. Их было четверо. Животные были совершенно здоровы, просто неприученные к человеку. Целый месяц мы с мужем дневали и ночевали рядом с клеткой. Так мы и животные начали привыкать друг к другу. Могу сказать, что человек и животное думают одинаково. Поначалу не спали ни они, ни мы.

А с кем проще работать, с самцами или самками?

Мы хотели взять только самцов. Думали, что они более исполнительные. Назвали: Фил, Лексус, Зидан и Честер. Потом заметили, что у Зидана с Лексусом ничего под хвостом не появляется. Выяснилось, что у нас Лекси и Зида. В результате мои стереотипы были полностью разрушены, потому что самки- гепарды – трудяги, а мужики – трусы. Я очень благодарна дрессировщице Марине Маяцкой, которая научила меня разным премудростям в работе с этими дикими кошками. Потом в моей жизни появился другой талантливый человек – Владислав Гончаров, работающий со львами. Я считаю, что он лучше всех работает с кошками. У него маленькая палочка, он просто порхает. Он стал моим наставником. Если бы не этот человек, я бы испортила первую группу своих животных.

С гепардами сложнее, чем с другими животными?

Дрессура кошек очень отличается от любой другой. Если с собаками и обезьянками ты контактируешь, то тут все нужно делать с помощью волшебной палочки. Что ребенка выносить, что номер – 9 месяцев. Именно столько времени прошло от приезда моей первой четверки до нашего выхода в манеж.

А у тебя есть любимый трюк?

Я все люблю. Просто на подготовку некоторых уходит больше времени. Например, очень сложно научить кошку садиться на оф. Животное стоит на зад-

них лапах, причем без поощрения в виде кусочка мяса. Впрочем, зритель едва ли поймет, насколько это сложный номер. Он больше, пожалуй, оценит прыжок с тумбы на тумбу, который репетируется намного быстрее.

Как часто вы заменяете гепардов?

Мы их не заменяем. Только добавляем новых. У нас с мужем есть идея заняться их размножением. Но тут работы предстоит еще очень много. Необходимо закупить большое количество земли. Нужны средства на ЭКО. И плод еще должен прижиться! В Московском зоопарке это удалось.

Верю, что у вас это получится!

Тамара Васина
Фото из архива Дарьи Костюк


Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.
Эксклюзивное интервью дрессировщицы гепардов Дарьи Костюк «Образу Жизни». Ее рассказ, как благодаря лошадям маленькая девчонка стала отличницей и сделала то, чего в России никто не делал раньше. Журнал "Образ Жизни". Май 2017