http://basdv.ru/



Такой географией путешествий сможет похвастаться не каждый человек. А тут собака. Совершенно особенный пес - Рэй летал на самолетах, сплавлялся по рекам, покорял горные вершины, раз даже побывал в пустыне. Какая же еще собака могла появиться в семье, которая в походах проводит больше времени, чем дома?! О туризме, дрессуре и невероятных приключениях Рэя рассказал Кирилл Горохов, руководитель спортивно-туристского клуба «Тигрис», председатель Хабаровской краевой федерации альпинизма.


Когда брали щенка, детей в семье еще не было. «Вот и потренируешься», - сказал я жене Елене. И привез собачьего карапуза карамистого окраса: черный с подпалинами и светлыми пятнышками-бровками. С тех пор началась в доме новая эра, которая насчитывает 10-й год.


Рэй Дуглас Чешек Злопастный Брандышмыг -
восточносибирская лайка, рожденная в тайге на ключе Ударный. Как выбирали породу для путешествий


Мы сразу понимали, что нужен пес, изначально приспособленный к активному пребыванию в дикой природе летом и зимой. Ведь мы брали себе компаньона, полноценного участника наших путешествий. «Какую ты хочешь собаку?» «Большууую! - отвечала жена, - чтобы вот так прижать и обнять крепко-крепко». Так круг вариантов сузился до самых крупных лаек - восточносибирских. Лес для лайки - дом родной, смысл и отрада существования, так же, как и для нас. Кроме того, лайка - универсал, в широкие границы ее возможностей органично вмещаются и горы, и реки. Наш Рэй однажды побывал даже в пустыне. Лайки умные, но при том самостоятельные, не смотрят в рот хозяину, как представители служебных пород. Поэтому если вы хотите стопроцентного повиновения, лучше приглядеться к овчаркам. Лайки не требуют особых условий, специфического ухода, отдельной пищи. Они часть природы, порода, на мой взгляд, наименее испорченная человеческим воздействием. Глядя, как легко и радостно наш пес преодолевает пересеченную местность, невольно начинаешь завидовать, особенно под тяжелым рюкзаком.


Подготовка собаки


Впрочем, идеальным компаньоном для путешествий Рэй стал не сразу. Помню первые тренировки на скале. Наш пятимесячный любимец верещал на весь лес так, что у дежурных по кухне с перепугу ложка в котел падала. «Что вы делаете с собакой?!» - возмущенно спрашивали нас, а мы просто уговаривали щенка спрыгнуть с полуметрового уступа. Голосище у него сразу был мощный, а вот перепады рельефа вызывали панику. Жена на прогулках заманивала Рэя на ступеньки, играя с ним, как с котенком, травинками. Пока щенок в азарте ловил добычу, он забывал, что лестница - это страшно. С каждым днем число преодоленных ступенек росло. Потом начались прогулки по теплотрассе на Пионерской. Лена выходила на трубу, Рэй скулил, но робко шел следом. Вскоре он сам стал запрыгивать наверх и бежать, довольно обозревая свысока окрестности. Мы не пропускали ни одной возможности потренироваться, показывали, что разнообразие - это весело, таскали, как положено, вкусняшки и подкрепляли смелые шаги кусочками сыра. Ходили с подросшим щенком на «послушку» (общий курс дрессировки - прим. ред.) в компании лабрадорш, и в перерывах между занятиями черный Рэй водил золотистую стаю в грязь и камыши («Девчонки, пойдем, что покажу!») к ужасу добропорядочных собаковладельцев. С тех пор лабрадорши - наша особая любовь.


В первый настоящий поход мы с Рэем и с женой пошли втроем, чтобы не усложнять жизнь невиновным участникам, пока наша собака учится. Немало времени тратили на сманивание собаки с очередного большого камня. Но и сами опыта набирались, учились доверять друг другу: поняли, например, что в безопасной ситуации лучше просто идти дальше, а Рэй самостоятельно найдет способ спуска. Пока же с ним возятся, хитрец будет изображать беспомощность.


Первые шаги


В тот раз мы попали под дождь, Рэй вымок, замерз и так устал, что сворачивался клубком едва ли не в костре. Несколько раз мы отодвигали от углей опаленный уже хвост. Через речку с сильным течением я пронес его на руках - 30 килограммов ошарашенной таким поворотом лайки. Но это, скорее, была «родительская гиперопека» со скидкой на молодость подопечного. Позднее он возмужал и сам преодолевал подобные препятствия. А на первом своем сплаве в верховье Яурина Рэй большую часть порогов и перекатов прошел за бортом. Стоило только лодке подойти к бурной, «кипящей» воде, он, не от большого ума, выпрыгивал с носа в эпицентр бурления и забирался обратно, только когда все стихало и можно было причалить к берегу. Так накупался тогда, что проспал подошедших к костру на привале гостей. Разговор уже давно шел, как вдруг собака (выспавшись) подскочила с лаем и давай охранять, не смущаясь общего смеха.


Охранник и охотник


Когда у нас привал, Рэй держит периметр. Его никто этому не учил, но он предупреждает о приближении чужих людей, а дальше смотрит на нашу реакцию. Мы хвалим за бдительность и даем понять, что все в порядке. На открытой местности - в пути или же в людном месте - Рэй проявляет доброжелательный интерес к окружающим, и не более того. До конфликтов дело не доходило, лишь однажды на лесной дороге неумный мужчина замахнулся на Рэя палкой. Вот тут пришлось вмешаться: пес вызов принял.


Встречи с таежным зверьем, конечно, случаются постоянно. Самый страшный для собак тигр, к счастью, до сих пор проходил мимо. Горных баранов на Кодаре Рэй знатно погонял, лиса на Сахалине оставила его с носом - пока Рэй проваливался в весенний снег и оббегал прибойные льдины, она только рыжим хвостом махнула и исчезла. На Камчатке жену с тещей пугали медведями, но Рэя развлекали только суслики. Они прятались в камнях и по очереди призывно свистели с разных сторон горной долины, а пес наруливал километры с одного склона на другой. Вообще, самая большая любовь у нашей лайки - это копытные и белки. За косулями, мелькнувшими в прибрежных кустах, Рэй, будучи на привязи, способен вытянуть на берег лодку вместе с вещами и хозяйкой. За белками пытается залезть на дерево. Однажды пес как-то особенно яростно подавал голос, и мы пошли посмотреть, что же там за белка такая. Увидев большую лоснящуюся черную попу, спускающуюся с дерева, люди отступили… а Рэй погнал гималайского мишку подальше и скоро вернулся разочарованный. Не белка оказалась.


Школа жизни


На первом зимнем выезде наш пес устроил нам веселую ночь. Мы спали в утепленном шатре с печкой, который устанавливается при помощи центрального шеста и множества веревок-оттяжек. В палатке собаке скоро становилось жарко (и с нами скучно), а снаружи - холодно (и скучно без нас). Поэтому он шастал туда-сюда и, конечно, не через «трубу» входа, а под стенкой, нарушая теплоизоляцию. Это надоело, и собаку уложили рядом, держа рукой за ошейник. Только начинаешь засыпать, и пальцы расслабляются, чувствуешь - лайка поползла. Тогда мы выгнали его в сугроб и запретили возвращаться. Не прошло и получаса, как шатер наш начал вдруг крениться и оседать. Пес, бродя вокруг, ленился подныривать под оттяжки и просто перекусывал их.


В горном походе мы кормили Рэя из общего котла. Всю еду несешь с собой, и рацион на все время рассчитан буквально по граммам. В первые дни собака недоуменно смотрела на хлопья с курагой и шла гонять бурундуков. День на третий в тарелке оставались тщательно обсосанные курага и грибы, на которые с завистью поглядывали туристы. А потом стали исчезать не только грибы, но и жуки-усачи, ползающие по ледникам. Одна добрая девочка собирала их, полузамерзших, и садила на камни, чтобы жуки отогрелись и улетели. А следом шел голодный Рэй, и хорошо, что девочка не оглядывалась.


Пес-пассажир, подводные камни


Взять Рэя в горы или на сплав - не проблема. А вот добраться до места… Правила перевозки собак в поездах дальнего следования несколько раз менялись за жизнь нашего друга. В Забайкалье, к примеру, он ехал в плацкарте, что сейчас запрещено. Для разной весовой категории питомцев в поездах установлены свои требования. Рэй - собака крупная, тяжелее 20 килограммов, поэтому для путешествия с ним по железной дороге необходимо выкупить купе в вагоне с пометкой «Перевозка домашних животных».


В самолете все, кто тяжелее 8 кг, в салон не допускаются, приравниваются к сверхнормативному грузу и оплачиваются соответственно. В нашем случае: 30 килограммов лайка плюс 10 килограммов клетка - выходит недешево. Но главное все же - тревога за состояние питомца. Когда мы собирались на Сахалин, начитались в интернете страшных историй. Успокаивали себя тем, что лететь недолго. Помню, как в зале прибытия выехала на транспортере клетка с Рэем, как он стоял, расставив ноги пошире для устойчивости, как отлегло от сердца. А вот на обратном пути мы пополнили-таки коллекцию странных происшествий. Не успели мы, приземлившись, выйти из самолета, как звонит встречающая теща и сообщает, что прямо сейчас Рэй носится на свободе по взлетной полосе. В итоге пришлось ловить его у трапа, а клетку нам выдали отдельно, в сложенном состоянии, в ней лежал ошейник, который изначально был на собаке. Что произошло, мы никогда уже не узнаем.


В первое время перед поездкой в поезде или самолете мы капали Рэю успокаивающие растительные капли для собак. На обратном пути обходились без этого - пес выпускал свою бешеную энергию на просторах родины и просто спал, восстанавливая силы. Применять ли седативные препараты перед перелетом - вопрос спорный. Они вызывают понижение давления, что может сказаться при скачках давления во время полета и закончиться плохо. Собаку к подобным стрессам лучше готовить заранее: приучить к клетке-переноске, на опыте показать, что хозяин обязательно возвращается. Вообще, животное, путешествующее с детства, как правило, воспринимает перемену обстановки спокойно. Чем старше собака, тем труднее ей приспособиться к новым условиям, тем больше времени и терпения требуется на подготовку.
В последнее время мы стараемся путешествовать на машине семьей или с попутчиками, которых Рэем не удивишь. Тут главное - не проявлять излишней толерантности, иначе не заметишь, как будешь сидеть на полу, в лапах у Рэя, свешенных с сиденья. Собаки тонко чувствуют границы дозволенного и все время пытаются расширить их. Сперва пес в палатке скромно сворачивается у вас в ногах, затем незаметно оказывается посередине, а следующим движением распихивает хозяев по углам, упираясь спиной и лапами. Впрочем, зимой мы еще спорим, кто будет спать с этой мохнатой грелкой в обнимку.


Возраст


С годами Рэй становился опытнее. По скалам он скакал не намного хуже горного барана, судьи на горных соревнованиях забывали о дистанции, когда откуда-то сверху с карниза к ним вдруг спрыгивал Рэй. Хвост в костер больше не закидывал, на сплаве в основном сидел в лодке (если не косули), научился открывать палатку (хорошо бы еще закрывать!), спускался в связке со мной с категорийных перевалов. Единственное, куда мы его не брали, так это в пещеры, потому что у нас они, в основном, с колодцами, на дне которых лежат черепа и рога погибших животных.


Рэю в декабре будет 10 лет. Для крупной собаки это серьезный возраст, за границей расцвета. Он уже не может спать в сугробе. Зимой подморозил и повесил одно ухо. А после счастливого бешеного дня на воле, когда наносится, как молодой, еще пара деньков ему требуется на восстановление. Задорное колечко хвоста распускается, Рэй присаживается при каждой возможности, вперед не забегает, а бурундуки вздыхают с облегчением. Но потом он снова входит в ритм, и жизнь налаживается. Летом ходил с нами по местным сопкам, побывал соленой лайкой на море. Этой зимой хотим еще раз поучаствовать в заезде с нартами с подросшей дочкой - Рэй не раз побеждал в соревнованиях по ездовому спорту в паре со мной и моим старшим сыном. Силушка на небольшие дистанции у него до сих пор богатырская.



Самое главное


С появлением в нашей жизни Рэя стало непонятно, как мы путешествовали без него. Что это за горы, по которым где-то на той стороне долины не скользит в радостном полете черная тень? Что за дорога, когда не видно бодрого хвоста впереди? Рэй в лесу - это воплощенное счастье, смотришь на него и сам ликуешь. Без него мир тусклее. Пусть наша собака пробудет с нами подольше.




Елена Сизова
Фото из архива Кирилла Горохова

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.
Спортивно-туристский клуб «Тигрис»