Новый год в старом Хабаровске

Каждый год перед наступлением зимних праздников город преображается, надевая наряд, сотканный из ярких красок и волшебства. На главной площади появляется неизменная красавица елка и уже ставший привычным ледяной городок. По украшенным улицам, мерцающим светом разноцветных фонариков, хабаровчане спешат на множество праздничных городских мероприятий. «Все по традиции, так издавна повелось», – с гордостью скажут коренные жители. Но как же на самом деле праздновали Новый год и Рождество в старом Хабаровске?

Домашний праздник

В первые десятилетия после своего основания поселку Хабаровка было не до пышных торжеств. Все население занималось на новом месте обустройством быта и про наступление нового года вспоминали максимум в кругу семьи. Но чуть позже, в 1870‑е, когда жизнь начала входить в стабильную колею, хабаровчане все чаще стали вспоминать о старых традициях, оставленных в западной части страны, и начинали потихоньку их возрождать. Для начала – у своего родного очага или вместе с друзьями.

«На Рождество устраивали елки, иногда каждая семья отдельно, приглашая знакомых детей, иногда делали общую елку. Дерево украшали разноцветными бумажными цепями и фонариками своей работы и серебряными и золотыми нитями со старых офицерских эполет, – вспоминала в своих мемуарах хабаровчанка Раиса Фриессе, жена военного инженера. – На этот случай покупались или выписывались из Николаевска игрушки дешевые и незамысловатые – большие куклы да звери. Игрушками детей во всякое время не задаривали, потому что игрушек в хабаровских лавках почти не было».

Но город рос, и чем больше он становился, тем веселее проходили новогодние «каникулы». Постепенно стали проводиться народные гулянья и «общественные» торжества. С 1890‑х годов встреча Нового года и Рождества в Хабаровске обрастала собственными, местными традициями.

В учебных заведениях проходили детские елки-маскарады. Наряженные ангелами и пажами ученики пели песни и водили хороводы, пили чай, а потом получали подарки (как правило, сладости, игрушки или книги) от своих учителей.
Торжественная елка ждала гостей и в доме Приамурского генерал-губернатора. В то время этот пост занимал Сергей Духовской, который вместе со своей супругой встречал и поздравлял пришедших, а детям раздавал подарки. Праздничные утренники шли и в Военном собрании (Шевченко, 7). Там пел хор, а потом доморощенные актеры показывали веселые пьесы. Заканчивались все елки танцами, которые были самой любимой частью программы большинства хабаровчан, особенно – молодых.

Вносили своеобразный праздничный колорит и китайцы, которых в городе проживало огромное количество – строители, рабочие, торговцы, мелкие ремесленники.

«В середине января, в день китайского Нового года мимо нашего дома проходила большая китайская процессия: несли громадного бумажного дракона величиной в 15 сажен, освещенного внутри китайскими фонарями, это страшилище извивалось во все стороны и раскрывало огромную пасть. Как раз перед нашими окнами остановились два китайца, костюмированные зелеными львами, при звуках дикой музыки начали между собой драку, – писала Варвара, супруга Приамурского генерал-губернатора Сергея Духовского. – Проносились также паланкины, будто бы с сидящими в них китаянками, а это китайцы, одетые в женские костюмы, несут на плечах паланкины, и устроено так, что ног их не видно. На Военной горе в открытом балагане любители китайцы дают драматические представления. Пьесы по большей части исторические, действия происходят три тысячи лет назад. Актеры денег за представление не берут, считая это за бесчестие, и перед этим балаганом стоит несметная толпа китайцев».

Шампанское – у швейцара

Новый век принес на хабаровские улицы много ярких красок. И во многом «виной» тому стало появление просторного, нарядного каменного здания Общественного собрания. Построенное «водочными королями» – братьями Пьянковыми – оно гостеприимно распахнуло свои двери в 1901 году и положило начало куда большему размаху в проведении городских праздников. Там стали проводиться настоящие рождественские и новогодние балы.

«Сезон праздничных увеселений наступает и обещает быть довольно разнообразным. В Хабаровском общественном собрании во время предстоящих праздников Рождества Христова назначены: танцевальный вечер – 27‑го, членский маскарад – 29‑го, танцевальный вечер и встреча Нового года – 31‑го (за бокал шампанского уплачивается 1 рубль по подписному листу у швейцара собрания). 1‑го января устраивается вечер в помощь нуждающимся учащимся, 3‑го – танцевальный вечер», – сообщала в преддверии нового, 1902 года, газета «Приамурские ведомости».

Множество удовольствий могли найти и любители подышать свежим воздухом. Их ждали катки для катания на коньках и ледяные горки. Кроме того, желающие могли проехаться на украшенной тройке с бубенцами. Если же эта забава казалась слишком привычной, то нанайцы, специально приехавшие в город из своих селений, могли с ветерком прокатить на настоящей собачьей упряжке.
Утомившись, люди имели возможность согреться и перекусить прямо на улицах. В честь Нового года они пестрели лотками со всевозможной провизией. Рядом кипели самовары, в которых постоянно поддерживался нагрев.

Еще одной характерной приметой зимних праздников прошлого была моментальная Лотерея-Аллегри. Как правило, выигрыш оказывался символическим, а вырученные средства отправлялись на благотворительность. Но азарта участников это не уменьшало. Лотерею ежегодно и с удовольствием проводила Варвара Духовская.

Шуба наизнанку

Не менее шумно и весело встречали праздники и в семье. В начале века сложно было представить дом, не украшенный праздничной елкой.

Как правило, в святочный период двери не закрывались: в любой момент на огонек могли заглянуть соседи. Или – постучаться святочные колядующие. Между Рождеством (оно отмечалось 25 декабря) и Новым годом шли святки. В течение недели молодые хабаровчане, одевшись в шубы, вывернутые наизнанку, стучались в двери соседей. Когда те выходили на порог, то слышали песню, после которой должны были наградить визитеров – насыпать им конфет.

У девушек имелась и другая забава – святочные гадания. Хабаровчанки выясняли, каким окажется их суженый, наливая растопленный воск в блюдце с водой, бросая за ворота дома сапог и гадая на картах.

Помимо таких спонтанных визитов, проводились и организованные вечера.

«С семьей Разиных у меня особенно живо связаны воспоминания об их елках, безалаберных, грубоватых, но веселых. Я так ясно вижу этот дом в конце Лисуновской улицы – незатейливый и серый, разве только ворота с какими-то причудливыми резными цветами типа остроконечных ромашек. Вижу залу, где на елку собиралось много детей – все мальчишки приводили знакомых друзей-реалистов, все квартиранты, имевшие детей, не бывали забыты: создавалась веселая толкучка, – отмечала в мемуарах хабаровчанка Галина Григорович. – Составлялись стулья на середине залы цепочкой, и все играли в незатейливые игры: «жив‑жив курилка» (тлевшую лучинку нужно передавать соседу, успев до конца «жив‑жив, не умер», произнести это заклинание), «испорченный телефон», в фанты: «Вам барыня прислала туалет, в туалете сто рублей и…». Потом стулья отодвигались, играющие разбивались на две шеренги: мальчики и девочки. Они стенками поочередно шли одна на другую. Девочки насмешливо спрашивали: «Бояре, где же ваши сапоги?», а противоположная стенка, дойдя до девочек, лихо ударяла себя по согнутой в колене ноге, отвечая: «Бояре, это чем не сапоги?», дальше упоминался картуз, кафтан. Затем затевалась веселая неразбериха «Каравая», «Летели две птички», но гвоздем вечера был приход Деда Мороза. У него даже накладные усы и борода из ваты не могли скрыть полных губ и длинных зубов хозяйки дома. Облаченная в нехитрый, срочно импровизированный костюм Деда Мороза, Марина Разина раздавала в ситцевых мешочках подарки. Никто не был забыт, никто не обделен. Даже число орешков было справедливо ровное».

В костюме рыбы

Для того чтобы встретить год с таким размахом, хабаровчане, жившие в прошлом веке, начинали готовиться загодя – совсем, как их сегодняшние «наследники».
С приходом декабря хозяйки запасались снедью, которая дожидалась своего часа в «ледниках» – холодильниках прошлого: охлаждаемых погребах или специальных сараях. Праздничный стол должен был ломиться от всевозможных яств: полагалось подавать несколько мясных и рыбных блюд, вино и пиво. Требовалось много провизии! И тут выручала предновогодняя ярмарка, хотя цены на ней и кусались.

«Праздничный базар 6 декабря отличался особенным многолюдством – появились в продаже редкостные для нашего города молочные продукты, как молоко, масло, творог и сметана, к сожалению, все в замороженном виде, все эти продукты оцениваются чуть ли не на вес серебра. Так, например, 1 фунт сметанного масла 1 рубль и дороже, – писали о местном событии «Приамурские ведомости». – Лица, привезшие эти продукты, утверждают, что к Рождеству молочных продуктов будет еще меньше по причине недоброкачественности сена. Торговля продолжалась три дня. Торговали мясом, на которое были жалобы на качество».

Помимо еды, хабаровчане покупали новые елочные игрушки и подарки, готовили бальные костюмы. Наряжались не только в рыцарей и принцесс: на балах встречались одеяния лакея и индейца, рыбы и художника.

Длились праздники несколько недель: с вечера 24 декабря (по старому стилю) и окончательно стихали после китайского Нового года.

Юлия Михалева

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.