Папа или отец? Совет отцов Хабаровска


О современных детях, их будущем, роли отца в семье и разнице между понятием «папа» и «отец» мы побеседовали с Виктором Лягущенко и Константином Юровым, представителями Общественного совета отцов Хабаровска.


Кто может войти в Совет отцов?


Константин Юров: Для этого не обязательно быть многодетным отцом, как думают многие. Прежде всего, надо быть неравнодушным человеком, готовым бескорыстно работать на укрепление роли семьи в обществе и личным примером утверждать образ отца как защитника «ближних, слабых и своего Отечества от нужды, вражды, растлителей и разорителей». Это цитата из Кодекса мужчины и отца Российской Федерации, который составили в Федеральном Совете отцов.

Сейчас в Общественном совете г. Хабаровска собрались отцы, которые друг друга чем-то дополняют. Среди них депутаты, юристы, предприниматели, духовные лица. Каждый имеет свои сильные стороны. Например, председатель, Виктор Николаевич Лягущенко – наше духовное начало, я – исполнитель, который, если надо, может убедительно настоять на своем.


Виктор Лягущенко: Как психолог, я провожу первое собеседование с желающими к нам присоединиться. Важно, чтобы человек шел в Совет не ради статуса, а ради дела. Понятие «отец» шире, нежели только глава своей семьи. Я всегда говорю: папа – тот, который любит своих детей. А отец живет еще и ради других детей. Это высшее предназначение его и для семьи, и для социума.

Первая миссия нашего Совета как раз и была создать образ отца, который мы стараемся доносить до людей через разнообразные мероприятия. Отцу присущи высокие нравственные принципы, широкое отношение к жизни. В первую очередь, мы сами должны соответствовать этому образу, или хотя бы стремиться к нему и работать над собой. Чтобы было не стыдно.

На всероссийском уровне надо поднимать на должный уровень само понятие «отец». Мы ни в коем случае не хотим умалить значение матери, но уже давно назрела необходимость восстановить статус отца. Посмотрите, день матери есть – а день отца? При Госдуме работает Комитет по семейной политике, материнству и детству. Но не отцовству! Во многих ситуациях, касающихся интересов детей, достаточно только разрешения матери. Существует только материнский капитал. Это не разрозненные детали, а проявления одной большой серьезной проблемы в стране.


Как возник хабаровский Совет отцов?


К. Ю.: Это произошло почти шесть лет назад по инициативе Альбины Михайловны Коровиной, председателя городского Союза женщин. К слову, Всероссийскому совету отцов только год. Хабаровский Совет – среди первых в стране и один из немногих при городской администрации. К нам часто обращаются за советом единомышленники из других городов. Главный вопрос - как построить эффективное взаимодействие с администрацией и правительством. Ведь каждую акцию необходимо согласовывать в различных инстанциях, каждое действие – правильно оформить, а без поддержки властей это сложно.

В прошлом году проходил Всероссийский форум отцов в Екатеринбурге. Представители съехались со всей России обменяться опытом, оказать отцовскую помощь друг другу. Интересно, что чаще других с нами консультировался Калининград, другой край страны – и мы оказались полезны.


Судя по всему, вам удалось занять сильную позицию?


В. Л.: Нас курирует Управление по социальной работе с населением администрации города, и в то же время мы сотрудничаем с уполномоченным по правам ребенка в Хабаровском крае. К тому же для решения каких-то вопросов каждый из нас задействует имеющиеся ресурсы, делает личный вклад в мероприятия.

Как-то на одной из встреч Совета возникла такая мысль: мы много делаем для других, а ведь можем помочь и друг другу! Давайте вместе съездим на рыбалку, с женами и детьми, познакомимся семьями, расскажем, у кого какие проблемы. Так и сделали, провели замечательный день у озера, с конкурсами на самую большую рыбу, шашлыками и запуском действующих моделей кораблей. Мы сильны своей сплоченностью.


Чем конкретно занимается совет отцов Хабаровска?


К. Ю.:
С поддержкой властей мы проводим совместные и собственные акции, общероссийские и городские, некоторые из которых уже стали традиционными. Среди них и масштабные патриотические, такие как «Мы помним и гордимся»!» и «Звезда победы», в которых приняли участие более 12 тысяч хабаровчан. И адресные, как «Дед Мороз» - когда мы в костюмах и с подарками приходим в семьи к особенным детям, которые не могут посещать праздничные мероприятия, и к юным пациентам, вынужденным встречать новый год в больнице. Это бывает тяжело, но когда ребенок начинает улыбаться и тянет к тебе ручки, понимаешь, что делаешь важное дело.Во время школьных каникул работает наш отцовский патруль – ходим по потенциально опасным местам, проверяем ограждения строек, пешеходные переходы, незакрытые люки и колодцы. Используя поддержку кураторов и грамотно оформляя обращения, добиваемся быстрого устранения нарушений, угрожающих жизни и здоровью малолетних исследователей. Реагируем и на такие случаи, как появление в продаже жевательной резинки с пропагандой суицида. Совместными усилиями удалось изъять ее с прилавков в течение дня. Проводим семейные мастер-классы, например, закупаем материалы и приглашаем семьи строить скворечники своими руками. Иногда приходится учить пап держать в руках молоток.


В. Л.: Сейчас уже не приходится придумывать, где проявить себя – нас приглашают участвовать во всех городских мероприятиях, и мы всегда откликаемся.


Помимо событийных проектов, есть и другие. Отец Стефан вел «Школу молодой семьи» в образовательных учреждениях, я – «Школу ответственного отцовства» в центрах по социальной работе с населением. Приходили папы и даже бабушки. Говорили: «Вы так интересно рассказываете! Можно послушать?». Людям важно, что идет возрождение института семьи, что есть неравнодушные мужчины, готовые взять на себя ответственность и соответствовать образу отца.

А сколько людей обращается лично к каждому члену совета! Это нигде не учитывается, это наша повседневная работа на благо общества, наша жизнь. И порой эти личные обращения – самое главное.

Иногда даже простой разговор по душам может по-настоящему помочь. Например, детям, имеющим понятия о нравственности, порой трудно вписаться в социум. Но когда они видят во взрослом такого же, как они сами, они обретают опору. Я всегда даю свою визитку и говорю: будет нужно – звони.


Мы с отцом Стефаном приходили в школы в качестве медиаторов, проводили беседу с главами конфликтующих семей. В одной из школ Хабаровска была ситуация, когда сперва возникла ссора между детьми, а затем в конфликт вступили родители, и она не разрешалась в течение полугода. Нам удалось перевести ее в мирное русло.

Но работы еще очень много. Мы, городской Совет, создали верхушку айсберга, а внизу пусто. Где Советы отцов в школах, детсадах, районах? Мы только начинаем выстраивать эту вертикаль. Несколько школ уже создали свои Советы отцов, которые с нами так и не взаимодействуют. Я выступал перед ними, и только несколько человек проявили искреннюю заинтересованность, остальные, видимо, брать на себя ответственность еще не готовы.


К. Ю.: Часто мы сталкиваемся с непониманием и даже сопротивлением родителей. После беседы со школьниками о семейных ценностях слышим: «Зачем вы рассказываете об этом нашим детям?» На переходе через дорогу пишем обращение «Сними наушники!», реакция: «Зачем асфальт пачкаете?» Слышали обвинения даже в том, что мы секта.

А ведь закладка нравственных ценностей и воспитание должно идти, в первую очередь, из семьи и строиться именно на личном примере. Можно бесконечно разговаривать с детьми о высоком, о здоровом образе жизни и прочих важных вопросах, но если после этого ребенок приходит домой и видит там совсем другое, возникает разрушительное противоречие: «Кто мне лжет?».


В. Л.: Важно, когда все взрослые – отцы, мамы, учителя и воспитатели – понимающе относятся к созданию семьи, рождению детей, их воспитанию и обучению. Если же есть непонимание или недостойное поведение и исполнение своих обязанностей, то воспитательная цепочка рвется. Соответственно общество получает асоциальных граждан, которые будут жить только для себя или для своей семьи, не понимая, что жизнь - это деятельность каждого во благо другого.


К. Ю.: В нашем детстве нас воспитывали не только в семье, но и в школе, в секциях. Учителя, тренеры были авторитетами. Сейчас ситуация до того исказилась, что вместо воспитания детей тренерам и учителям приходится думать совершенно о другом. Например, как не оказаться фигурантом какого-нибудь скандального расследования. Или другой пример: мы сами дежурили в своих классах. Нас приучали к труду и ответственности. Сейчас этот инструмент переиначен едва ли не в насилие над личностью ребенка. А ведь дети – как губка. Что впитают, то и отдадут. Если мы не будем заниматься детьми, мы потеряем будущее.

У меня есть любимая картинка на эту тему. Вопрос с трибуны: «Кто хочет перемен?» Толпа в ответ: «Мыыы!» «А кто хочется меняться?» А в ответ тишина. Никто.


Если среди читателей есть те, кто готов меняться и хочет поучаствовать в работе общественного Совета отцов, что нужно делать?


В. Л.:
На нашем сайте указаны телефоны. Звоните!


Текст Елены Кочегаровой

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
31.07.2020 10:19
Николай
Очень полезная информация! Спасибо!. А почему нет ссылки на сайт Совета отцов? (http://совет-отцов.рф/ )
Ответить
О современных детях, их будущем, роли отца в семье и разнице между понятием «папа» и «отец» мы побеседовали с Виктором Лягущенко и Константином Юровым, представителями Общественного совета отцов Хабаровска