http://basdv.ru/

Такэси Танака
Возраст: 92 года


Герой документального фильма Сергея Серегина «Плененный Россией навсегда», господин Танака впервые познакомился с нашей страной... попав в плен в 1945 году. Но даже оказавшись на свободе, раз за разом возвращался сюда, чтобы, наконец, обрести душевное спокойствие.


В чем ваш секрет долголетия?


Меня всегда поддерживали упрямство и природное любопытство. Они хранили мой интерес к жизни, желание прожить ее еще хоть чуть-чуть, чтобы своими глазами увидеть, что будет дальше, открыть для себя что-то новое. Я не ленился заново изучать природу, казалось бы, обычных и привычных вещей, и никогда не сидел без дела, постоянно находя для себя занятия.


Несмотря на то, что я родился в тяжелое для многих время, остался сиротой в 12 лет, большую часть молодости провел в плену, мои упрямство и любопытство позволяли мне не падать духом даже тогда, когда другие отчаивались, и апатия стоила им жизни. Оглядываясь назад, я понимаю, что совершенно ни о чем не жалею. Я был всегда честен с собой, и поэтому душа моя спокойна.


Короткий миг детства


Я родился в 1926 году в Нагасаки. После смерти родителей жил в деревне у тети. Был отличником в школе, с увлечением занимался общественной работой, возглавляя детское «Общество дружбы». Затем работал на железной дороге, откуда меня в 1945 году призвали в армию. Но вскоре наши войска потерпели поражение, а я попал в плен. Мне было 19 лет.


Сибирь: выживание


В сентябре 1945 года меня в числе сотен других военнопленных привезли в Сибирь на лесозаготовки. Там мы столкнулись с ужасным холодом. Никогда до этого не доводилось переживать что-то похожее. Казалось, холод вымораживал не только тело, но и разум, чувства. Вкупе с тяжелой работой и очень скудным питанием, он стал причиной смерти многих моих друзей. Они уходили один за другим. Я тоже ослаб здоровьем настолько, что сам удивлялся, как еще жив. Но с каждым рассветом вставал и шел дальше делать то, что нужно.
Мы все были тогда молчаливы, чтобы не тратить на разговоры остатки сил. Но каждый из нас мастерил что-то из дерева – ложку, трубку... Это было самым важным – не останавливаться в работе. Как только ты терял желание двигаться, что-то делать – все. Но пока ты что-то создавал, даже не зная, будет ли впереди новый день, не станет ли твой труд напрасным, ты жил.


Исцеление музыкой


Более двух лет плена я провел в Комсомольске-на-Амуре. И там, на одном из концертов, который для нас устроил военный оркестр, я впервые услышал мелодию «На сопках Маньчжурии». Из глаз полились слезы. Я осознал, насколько моя душа истосковалась, иссохла без музыки. Чтобы чувствовать себя живым, гораздо важнее не сытость желудка, а наполненность души чем-то прекрасным. Встреча с этой песней перевернула мое представление о материальном и духовном, и стала, пожалуй, самой важной встречей с музыкой вообще.


Много позже, изучая русский язык, я перевел слова этой песни и вдруг осознал то, что подсознательно чувствовал: простые люди – японцы, русские – одинаково не хотят войны, ее ужаса, который врывается в размеренное и понятное течение жизни, разрушая его.


В тот вечер знаком свыше для меня стало то, что дирижер военного оркестра подошел именно ко мне и отдал ноты русских песен. «Амурские волны», «Красная рябина», «На сопках Маньчжурии»… Я был очень впечатлен и тронут. И этот момент, возможно, во многом определил мой дальнейший путь.


Родные берега


Вернувшись на родину, по которой искренне скучал все эти годы, я хотел рассказать людям о том, насколько важно искусство. Как оно поддерживает и укрепляет душу в трудные минуты. Все эти размышления вылились в издание собственного журнала «Творчество», в котором я рассказывал о произведениях, делающих жизнь богаче и лучше. А еще – в изобретение инструмента, который так и назвали: «синтезатор Танака». Его выпускали на небольшом заводе моего друга.


Жажда открытий


70-е годы у меня прошли под знаком путешествий. Я был в составе делегации в Америке и Европе, где вместе с представителями разных министерств и владельцами бизнеса изучал новейшие технологии и возможности промышленности. В 1971 году посетил дискуссионный стол в Москве, где обсуждали перспективы развития столицы России и искали ответ на вопрос, какой она будет в 2000 году. Сейчас, оглядываясь назад, я вижу, что многое сбылось. А что-то из сказанного значительно опередило время. Тогда я познакомился с людьми разных возрастов. Узнал, чем они живут. Почувствовал на себе их доброту и готовность помочь, поддержать. С тех пор не перестаю удивляться, насколько Россия – удивительная страна. Ее военная мощь сочетается с огромным культурным богатством. И это делает ее особенной и непостижимой.


Назад в Россию


На Дальний Восток я приехал в 1994 году как турист. А в январе 1995 года переехал в Россию навсегда. Преподавал японский язык в школе №38. Проводил беседы со студентами колледжа искусств.


Часто бывал в местах моей молодости. Навещал могилы друзей. Знаете, там все изменилось – другие деревья, земля. Прежним осталось только одно – ветер. Ему я посвятил одно из своих хайку. И, начав писать картины в 70 лет, выразил многие из роившихся во мне чувств в живописи.


В первый же год, как символ моего единения с этой страной, я выкопал в питомнике саженец дуба и сделал из него уникальный бонсай. Такого нет нигде в Японии. И я горжусь тем, что он со мной уже 23 года.


Какой совет вы можете дать молодым?


Изначально все люди одинаковы, у каждого 24 часа в сутках. Но важно, как мы используем это время. Мы должны больше прислушиваться к себе. Искать то, что любим и к чему у нас лежат таланты, развивать это. Не идти против себя, чтобы не потерять вкус и интерес к жизни. Стремиться проверить явления, которые нас окружают, на себе. Увидеть все своими глазами. Тогда в жизни не будет разочарования.



Иван Буторин
Возраст: 90 лет


Заслуженный ветеран города Хабаровска, Иван Михайлович Буторин всю жизнь посвятил военной медицине, начав свой путь в далеком 1943 году санитаром эвакуационного госпиталя в Златоусте. В отставку вышел начальником службы Управления внутренних войск МВД России по Дальнему Востоку и Восточной Сибири. Большую часть жизни - 56 лет - его во всем поддерживает и сопровождает жена и, как он ее ласково называет, «боевая подруга» - Тамара Ивановна.


В чем ваш секрет долголетия?


Я думаю, это любовь. Кто умеет любить, тот счастливый человек. Кто не умеет – несчастен. Такой человек – потребитель, который хочет лишь получать, думает о своих сиюминутных удовольствиях, даже если его действия разрушительны и идут в ущерб другим людям. Он не способен получать радость от заботы о других, не хочет брать на себя ответственность. Такой стиль жизни, возможно, внешне и выглядит успешным, но это – пустота, которая разрушает и убивает душу изнутри.


Родом из детства


Я считаю, что я – счастливый человек. Я живу в атмосфере любви и поддержки семьи и сам отвечаю любовью и ей, и Родине – нашему народу и армии. Сейчас это звучит удивительно и неправдоподобно. Часто, рассказывая молодежи о своей молодости и о том, чем мы жили, я сталкиваюсь с тем, что многие не верят, что так – возможно. Но для нашего поколения это было естественно. Мы росли с чувством гордости и уважения к стране и людям, которые многое сделали для ее процветания. Нашими героями были ученые, военные, рабочие, мы мечтали быть похожими на них.
Помню, в детстве, когда в наше село Петропавловка Уйского района (это в Челябинской области) заезжал кто-то из красноармейцев, все мальчишки сбегались послушать истории, примерить армейский ремень, буденовку или фуражку. Действительно гордились, когда кто-то из братьев уходил служить. Это было делом чести. А если парень не призывался в срок, то очень переживал. Девчонки за его спиной перешептывались, мол, он какой-то неполноценный, и встречаться с ним – значит, не ценить и не уважать себя.
Они, наши девчонки, и сами были боевыми. Когда началась война, достойно заменили мужчин на заводах в тылу, рвались на линию фронта. Даже дети. Моя Тамара Ивановна лет в 12-13 вместе с одноклассником собралась ехать тайком на передовую. Набрали по ведру картошки и спрятались под брезент в эшелоне с техникой. Хорошо, их заметили и ссадили обратно – была зима, они бы точно замерзли. Но в тот же день они помчались в сельсовет требовать, чтобы их записали добровольцами. И таких ребят в нашем Уральском казачьем округе было большинство.


Танкобоязнь


Наши женщины на войне освоили все профессии – летчика, танкиста, артиллериста, зенитчика. Много среди них было героев. Особенно меня впечатляли истории медсестер, выносивших раненых с поля боя.
Когда началась война, на фронт призвали 700 тысяч медиков. 85 тысяч из них погибли. Среди них 19-летняя Валерия Гнаровская. Маленькая, тоненькая, она вынесла под огнем противника с поля боя более 300 солдат. Они называли ее «наша Ласточка». И вот во время очередного боя нашу оборону прорвали два немецких тяжелых танка «Тигр». Мощная броня, оружие. При их приближении сотрясалась земля.
Только появившись на вооружении противника, «Тигры» сеяли панику в наших рядах. Сталин даже издал отдельный приказ – во всех частях провести занятия по преодолению танкобоязни. Красноармейцев заводили в траншеи, над ними проезжали танки, после чего они должны были бросить вдогонку танку бутылку с зажигательной смесью и гранаты.
Так вот, увидев приближающиеся танки, «наша Ласточка» поняла: всем не уйти. Приказала раненым: «Кто может – в укрытие. Гранаты мне». Другого выхода не было. Она лежала на земле, глядя на подползающие «Тигры» до тех пор, пока между ними не осталось около 20 метров – слепая зона водителя. Тогда она вскочила и бросилась с гранатами под гусеницы железных монстров, пожертвовав собой ради спасения раненых.


Годы войны


В 1943 году мне исполнилось 15 лет, и я мечтал стать танкистом или летчиком. Но когда с фронта с двумя тяжелыми ранениями вернулся отец, он рассказал, насколько стране нужны медики. Народу, армии. Не зря говорят, что эту войну выиграли раненые. Каждый день в госпитали поступало по 50-100 человек. И из каждой тысячи 700-800 вновь становились в строй. Я даже заметил: когда армия отступала, раны у бойцов заживали медленно, с осложнениями. Зато когда радио или газеты объявляли о победах и наступлении, ранения затягивались быстрее обычного, и вот уже человек рвался обратно в родную часть.
Прислушавшись к совету отца, я поступил в медицинское училище и пошел работать санитаром в один из девяти эвакогоспиталей, развернувшихся в Златоусте. Для сравнения – в Хабаровске в те годы их работало 25, располагались они на месте больниц, школ, государственных учреждений.


Будни медика


Мы встречали раненых на вокзале, куда приходили военно-санитарные поезда. Морозы стояли сильные: -41-43С градуса, но мы после каждого снегопада тут же бежали расчищать рельсы от метровых сугробов, чтобы состав мог свободно подойти к первому пути.


Пока транспортировали тех, кто прибыл в наш госпиталь, местные жители приносили раненым горячей еды, хлеба, молока. Развлекали их песнями и разговорами. Это было очень важно – многие находились в подавленном состоянии. Боялись, что больше не смогут вести полноценную жизнь. Мы старались всеми силами вернуть им боевой дух. Ставили спектакли, концерты. Убеждали, что даже с потерей конечностей жизнь не останавливается, что они не будут обузой родным и обществу. Я лично убедил двоих, и они успешно выучились на медицинских работников. У одного не было правой руки по локоть, у второго левой по плечо.
Именно там, в Златоусте, я понял, насколько правильный путь в жизни посоветовал мне отец. И, после окончания войны, посвятил военной медицине 27 лет, отслужив в различных уголках страны, от Кавказа до Дальнего Востока.


Мирное небо


Сегодня мы с детско-юношеским центром «Импульс» проводим огромную исследовательскую работу по поиску фактов и свидетелей того, где именно в годы войны были развернуты эвакогоспитали. Нам удалось доказать факт их работы в школах №15 и №19, и получить разрешение на открытие памятных досок на фасадах этих зданий. Также ко Дню Победы мы планируем добавить к этому списку бывшую третью городскую больницу.


Какой совет вы можете дать молодым?


Задача нашего поколения – передать молодежи все лучшее, что было достигнуто предыдущими поколениями в науке, производстве, обществе. Мы отстояли для вас Родину, но мы уже уходим. И уже от вас зависит, что именно унаследуют наши дети. В каком мире будут жить.


Я хочу напомнить новому поколению, что любовь к Родине начинается со знания ее истории. Не какой-то абстрактной, а личной, истории каждой семьи. С понимания того, что именно ваши родители, деды, прадеды создавали ее такой, какая она есть сегодня.


Важно знать и уважать современных героев, которые делают многое для нашей страны здесь и сейчас – защищают ее рубежи, развивают науку, тушат пожары, лечат, обеспечивают безопасность, создают что-то новое.


Не важно, какой политический строй, идеология, международная обстановка. На своей земле мы не должны быть равнодушными. Задача молодежи – воспитывать в себе трудолюбие, учиться, становиться профессионалами. Участвовать в общественной жизни. Только тогда вы начнете видеть и понимать, что происходит, брать на себя ответственность за перемены к лучшему. Создавать будущее своими руками.



Алексей Сапежников
Возраст: 93 года


В чем ваш секрет долголетия?


В неукоснительном соблюдении правил здорового образа жизни. Это не значит, что нужно отказываться абсолютно от всех удовольствий. Если очень хочется, то по чуть-чуть можно себе позволить и вкусное, и праздное. Главное, чтобы это всегда было в меру.


Предвоенные годы


Мое детство прошло в бедной крестьянской семье в Смоленской области. Можно сказать, его и не было вовсе. Все свободное время заполнялось работой по дому и огороду, заботой о младших и другими делами, не оставляющими времени для игр. Родители были неграмотные. Когда отец принял решение о переезде на Дальний Восток, нас, детей, на тот момент было у них шестеро: пять сыновей и одна дочка. Тогда, в 1938 году, по всей стране активно пропагандировалось развитие этого региона, предлагались хорошие условия строителям Комсомольска-на-Амуре и переселенцам. По договору мы прожили 3 года в золотодобывающем поселке Херпучи, а затем уже перебрались в Хабаровск на постоянное место. Но я навсегда сохранил в сердце красоту и мощь природы Нижнего Амура – величественные и прекрасные воды Амгуни и богатые краски тайги.


Из восьмиклассника в солдаты


За 2 дня до 17-летия, в 1942 году мне пришла повестка в армию. Еще осенью 1941 года я пытался уехать с красноармейцами на фронт – защищать Москву, но тогда мои попытки проникнуть в поезд пресек патруль. Офицер, командовавший отправкой, сказал: «Такое стремление защищать Родину похвально, но ваше время еще не пришло. Пока идите и учитесь хорошо!». Много позже именно с ним, дважды Героем Советского Союза Афанасием Белобородовым, мы с победой дойдем до самого Харбина. Все благодаря его умению принимать нестандартные решения. Генералы Квантунской армии скажут на допросе: «Мы не охраняли тылы, потому что нам даже в голову не могло прийти, что русские смогут с танками появиться оттуда. До них эта тайга считалась абсолютно непроходимой».


Равнины Маньчжурии


В Приморье я окончил школу снайперов. Показывал настолько хорошие результаты, что был премирован пачкой американских сигарет и повышен в звании до сержанта. А осенью 1943 года нас отправили в Маньчжурию – освобождать территорию от японских интервентов. Идти в лоб на мощные укрепления врага было самоубийством, поэтому Афанасий Павлантьевич принял решение пробираться сквозь тайгу, где промежутки между деревьями были плотно переплетены колючим кустарником, разрывающим в клочья любую одежду и оставляющим глубокие порезы на теле. Нас было 70 тысяч человек и 3 танковых бригады – 418 боевых машин Т-34. Они валили деревья, а мы укладывали их под гусеницы, чтобы танки не тонули в топких участках низин. Пришлось проложить не одну такую дорогу – прежняя быстро рассыпалась в мелкую труху. Всего 20 километров, но они показались нам бесконечностью, прежде чем мы вышли на равнины Маньчжурии и наши стальные бригады пошли на мощный, сокрушительный прорыв, сея панику среди противника.


Через потери к победе


Китайцы встречали нас тепло. Выходили приветствовать целыми семьями. Приносили фрукты, помидоры, огурцы. Приглашали попариться в банях. В одном из поселений даже написали плакат: «Да здравствует Красная армия! Все китайцы и корейцы ура!». И неудивительно. Японцы держали в страхе все местное население, отличаясь нечеловеческой жестокостью. Помню, в одном из освобожденных городов недалеко от Муданьцзяна мы вынуждены были оставить госпиталь с ранеными под охраной батареи 76-милиметровых пушек. Только мы прошли вперед, как со стороны гор в город ворвались около 3 тыс. солдат противника и, уничтожив батарею, не пощадили ни раненых, ни медиков. Когда мы вернулись, чтобы отомстить (приказ был – пленных не брать), я лично видел женщину-врача с распоротым животом, в который вместо внутренностей была натолкана трава и солома, и изрубленных на куски солдат, так и оставшихся лежать в палатках с красными крестами. Кошмарное зрелище, которое лишний раз убедило нас в том, что это – враг, и действовать нужно решительно и бескомпромиссно.


Возвращение домой


Сложные, тяжелые бои остались позади. Уже потом, беседуя с некоторыми пленными, мы узнали, что во многом японцев деморализовало падение Берлина. «Теперь пришла и наша очередь», – прокатилось по их войскам. А вот о том, что мирные города Хиросима и Нагасаки были подвергнуты бомбардировке, и они, и мы узнали много позже, когда сопровождали 10 тыс. пленных японских солдат и младших офицеров. На удивление, они были настолько дисциплинированы и послушны, что за все время пути никто из них даже не предпринял попыток побега.
Я был рад вернуться в ставший мне родным Хабаровск. Впереди ждало еще много дел – окончить школу (я так и ушел на фронт с 8-ю классами образования). Получить профессию. Но навсегда в сердце образцом для подражания остался наш командир – решительный, смелый, не боящийся ни трудностей, ни ответственности – Афанасий Белобородов. Наш сибиряк-дальневосточник, завещавший похоронить его на 51-м километре Волоколамского шоссе. «Там, где спят мои солдаты».


Какой совет вы можете дать молодым?


Быть активными. Умеренными в еде. Не поддаваться вредным привычкам. Заниматься спортом, чтобы в более старшем возрасте иметь энергию и силы.
А в целом, каждый человек волен принимать любое решение, но не в ущерб себе. Поэтому, прежде чем что-то сделать, всегда обдумывайте реальный результат своих поступков, чтобы затем не тратить драгоценное время и здоровье на ликвидацию последствий сиюминутного решения. Берегите себя!




Герман Фаст
Возраст: 96 лет


Учитель черчения, пения и рисования, долгие годы преподававший в средней школе 26 и детской музыкальной школе. Создатель музыкальных инструментов и реставратор, изготовивший коллекцию необычной мебели для Дома творческой интеллигенции. Художник, скульптор, писатель, музыкант... И просто удивительный, никогда не унывающий человек со сложной, но интересной судьбой.


В возрасте 72 лет как русский немец уехал на ПМЖ в Германию. «Кто много отдыхает, тот ржавеет» - считает он, и, несмотря на возраст, продолжает творить, пробуя себя в новых видах творчества и совершенствуясь в старых.


В чем ваш секрет долголетия?


Секрета моего долголетия нет и быть не может. Я просто жил и живу как все. Но никогда не хныкал и не жаловался, что мне очень трудно. Не отказывался от любой работы и поручений, делал все с воодушевлением и в бодром настроении.
На мой взгляд, вне зависимости от обстоятельств, все нужно делать честно и от души, чтобы потом не давила на сердце тяжесть поступков, сделанных против убеждений и совести. Не предавать ни людей, которые тебе доверились, ни дело всей своей жизни. Быть искренним с друзьями. Тогда можно смело идти вперед и преодолевать любые невзгоды.


От немецкого к русскому


Я родился в 1923 году в немецком селе Ольгино Ставропольского края в семье бедного, но уважаемого человека – народного учителя Николая Исааковича Фаста. Чтобы прокормить восьмерых домочадцев, помимо преподавания, отец подрабатывал столяром, ремонтировал различные механизмы и увлекался ремонтом часов, детали для которых вытачивал сам на станке. От него я научился не только читать и писать, но и освоил ремесла, еще в младшей школе собрав самостоятельно на основе маховика от старой швейной машинки токарный станок. Любил рисовать, работать с деревом, мечтал стать художником или скульптором. Это были одни из самых светлых и теплых воспоминаний в моей жизни. Счастливая и беззаботная пора.


Суровые 30-е годы принесли в наши края повальный голод и аресты зажиточных крестьян – наших соседей. Всей нашей большой семьей мы были вынуждены перебраться из стремительно пустеющего Северного Кавказа в Северную Осетию, а затем в Краснодарский край, параллельно изучая такой сложный и интересный русский язык.


Сложные времена


Начало Великой Отечественной войны многих застало врасплох. Я уже был на последних курсах в Краснодарском художественном училище, когда по городу прокатилась волна патриотических выступлений, записи в добровольцы. Всюду во дворах стали копать траншеи, оборудовать бомбоубежища в подвалах домов, заклеивать окна бумажными лентами крест-накрест. В воздухе висела гнетущая и нервная обстановка, очень сильно давившая на психику.
А через какое-то время к нам в общежитие пришел комендант и сообщил, что учебное заведение закрывается, а вместо него будет медицинское училище, где будут готовить медсестер для фронта.
Пришлось искать работу, чтобы где-то жить. Выбор пал на железную дорогу, остро ощущавшую нехватку кондукторов. Платили тогда мало. И, чтобы как-то разнообразить скудный рацион, мы с другом придумали «халтурку» – по ночам, в свободное от работы время, рисовали на обрывках картона игральные карты и меняли на еду у отправляющихся на фронт новобранцев. Этого хватало, чтобы выживать.


Немец? Враг!


После железной дороги нас перекинули на строительство дорог, мостов и других, важных в условиях войны, объектов. Это был наш посильный вклад в победу – чтобы поставки техники и всего необходимого для фронта шли без перебоев. Осознание того, что мы занимаемся хоть и трудным, но нужным делом, придавало сил. Единственное, что постоянно омрачало жизнь – общая настороженность, а то и открытая враждебность некоторых людей ко мне, как к человеку с немецкими корнями.


Не знаю, кто именно принял это решение, но вскоре меня сняли с работ и сослали в трудовой лагерь при угольной шахте у поселка Роза. Туда в начале войны сгоняли всех «подозрительных и неблагонадежных».
Условия стали хуже некуда. В неблагоустроенной землянке, где мы жили даже зимой, имелась только одна печь, поэтому потолок и стены всегда были покрыты инеем. Спали одетыми на двухъярусных нарах из досок – кому повезло, на соломенных матрасах, а остальные обходились и так.


Моими вечными спутниками стали скудное питание и изнурительный труд – вручную толкать из шахты вагонетки с углем. Это ужасная работа, выматывающая, отупляющая, превращающая человека в бездумную машину, которой я не пожелаю никому.
Изношенная одежка, выход с конвоем даже в туалет вплоть до 1944 года, произвол начальства, пользовавшегося правом лишить единственной надежды на жизнь – хлебных карточек, за любую провинность… В этих условиях оставалось только выполнять, что прикажут, и надеяться, что с окончанием войны все наладится.


Назад к творчеству


Шел 1946 год. Однажды меня вызвали к начальнику шахты и показали на стол, где стояли два полуаккордеона «Traviata». «У нас есть сведения, что ты играешь на музыкальных инструментах, поэтому мы решили тебя освободить от подземных работ, чтобы ты научился играть на аккордеоне». А парторг добавил, что это партийное поручение, при невыполнении которого меня отправят в карцер.


Срок мне дали 3 месяца - до 1 мая, чтобы я подготовил праздничную танцевальную программу к открытию клуба. От работы я был освобожден. Но меня терзал вопрос – как выполнить поручение, если нет ни нот, ни учителя?


К счастью, в детстве я играл на гармошке-двухрядке и на физгармонии, но с аккордеоном дела не имел. Вертел его туда-сюда, подбирая на правой клавиатуре всевозможные мелодии. А вот с левой ничего не получалось, что только ни придумывал. Помог новый знакомый, умевший играть на баяне. Вместе мы по памяти подбирали известные и любимые песни. И к сроку задание было выполнено.


Под наши мелодии люди радовались и танцевали. А когда вечер подходил к концу, ко мне подошел начальник шахты и похвалил: «Никогда не думал, что ты за такой короткий срок выучишься играть на аккордеоне». Я ответил, что после карцера и партийного поручения сделаешь еще не то. Но он, улыбаясь, сказал, что это была шутка, эксперимент, и если бы не получилось, то ничего страшного бы не произошло. Пригласили бы кого-нибудь из города. «Ну, а коль так, что ты справился с этой работой, я назначаю тебя заведующим клуба, так как убедился, что с любой работой справишься», - добавил он и ушел, оставив меня радоваться тому, что наконец-то я займусь любимой работой – творчеством.


Мирная жизнь


Поставить точку в затянувшейся военной истории стало возможно только в 1956 году, когда отменили спецкомендатуру и нам, наконец, позволили уехать, куда угодно. К этому времени я уже 5 лет как работал учителем черчения в поселковой школе и возглавлял ученический хор. Сначала я перебрался к своей сестре в Гудермес, а потом и в Махачкалу, получив там работу учителя. В Махачкале я встретил свою будущую жену Галину, тогда студентку четвертого курса педагогического университета. Она наполнила мою жизнь такой заботой и любовью, такой поддержкой и взаимопониманием, что я, не раздумывая, последовал за ней через всю страну на Дальний Восток, в Хабаровск, куда она была отправлена работать по распределению после учебы. И уже отсюда в 1995 году мы переехали по программе репатриации в Германию. Но до сих пор я с теплом и любовью вспоминаю ставший мне родным Хабаровск, оставшихся здесь друзей и близких. И, если выдается такая возможность, стараюсь хоть ненадолго, но приехать их навестить.


Какой совет вы можете дать молодым?


Пока человек молод и жизнерадостен, ему кажется, что он способен свернуть горы ради достижения мечты. Важно запомнить и сохранить эту энергию и бережно пронести ее через всю жизнь. Любите, радуйтесь, будьте смелыми. Обязательно доводите любое дело до конца. Никогда на полдороге не опускайте руки. Найдите себе надежного и трудолюбивого спутника, который поможет и поддержит во всех начинаниях.



Тексты - Лариса Осколкова

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.
Такэси Танака, Герман Фаст, Алексей Сапежников, Иван Буторин