http://basdv.ru/


Имена школьных учителей мы храним в памяти так же трепетно, как и воспоминания о первой любви: нередко от них зависят и успехи в учебе, и выбор профессии. Изменилась ли методика преподавания в современной школе, в чем разница между русским языком и правописанием, стоит ли бояться ЕГЭ и как стать грамотным без зубрежки правил, рассказала Юлия Колесник, учитель русского языка и литературы гимназии №5.



Юлия Валерьевна, вы уже 20 лет работаете в школе, как за это время изменился подход к преподаванию родного языка?


Тот курс русского языка, что преподается в школе, все же больше похож на курс правописания. Программа ориентирована на подробное изучение орфографии и пунктуации, в ней практически не отражается культура речи. Я стараюсь восполнить этот пробел лингвистическими задачами, беседами, языковыми экспериментами. Например, для одного задания ученикам нужно было собрать копилку ошибок. Проанализировать любой источник информации: телевизионная или наружная реклама, речь телеведущих и других публичных людей. Они с горящими глазами делились находками, показывали фото и видео. Это хорошая тренировка внутреннего цензора.


Когда ученики входят в это пространство, у них дух захватывает. В 10-11 классах они уже понимают, что речь в современном, тем более, деловом мире - это часть имиджа. Осознают: для того чтобы получить хорошую работу или войти в определенную социальную группу, мало красиво одеться или овладеть определенными навыками. Речь представляет человека гораздо больше, чем все остальное.


Язык - это код. В нем аккумулирован весь культурный, социальный и духовный опыт народа. Мы развиваемся через язык. Родители много ждут от учителей, но с детьми нужно разговаривать не только на уроке. «Как дела в школе?» - «Нормально». «Как себя чувствуешь?» - «Нормально». «Как оценки?» - «Нормально». Многие ученики соглашаются, что именно так и общаются с родителями. Спрашиваю: а в твоем ответе бывает больше одного слова? Если у тебя 30 слов, как у Эллочки Людоедки, значит, и твоя жизнь такая же серая, бедная и скучная. Поэтому нередко они бегут в виртуальный мир от этого однообразия.


В русском языке есть место для творчества,
или это точная наука с четким набором правил?


Я говорю на уроках про язык не как про школьный предмет, а как про философию. Любое слово нужно исследовать, рассматривать и даже разговаривать с ним. Чем больше вопросов мы к нему задаем, тем лучше поймем, откуда оно взялось, как образовалось, что означает. И это уже новый уровень изучения языка.


На уроках я разрушаю миф о том, что русский язык сложен для изучения. Рассказываю, что в этой витиеватости и заключается его завораживающая красота. Непростая грамматика и пунктуация - богатство, которое может стать нашим преимуществом. Русский язык - это целый космос.


Многие ученики теорию знают слабо, но при этом пишут грамотно. Правила - это костыль, который нужен, пока сам ходить не научился. Тот, кто много читает, рассуждает, размышляет, будет писать без ошибок. Очень важно сделать так, чтобы чтение стало потребностью, отдыхом, удовольствием. Когда появляется интерес к слову писателя, тогда приходит понимание и русского языка, и литературы. Утром открываю почту, в два часа ночи пришло письмо от бывшей ученицы со словами: «Спасибо, вы научили нас читать».


К десятому классу у многих оформляется свой стиль и слог, видны способности к филологической науке. Если следовать только схемам и правилам, то такого результата не будет. Пока сознание не включится в работу, навык не разовьется. Отсюда извечный вопрос родителей: почему вы не спрашиваете правила, или почему мой ребенок учит правила, но сочинения пишет плохо?



Чем еще можно заинтересовать современных школьников?


С теми учениками, кому действительно интересно, мы часто ходим в театр. За последние два года особо запомнился спектакль «Горе от ума». Скучная, с точки зрения обывателя, трехчасовая постановка не только не утомила девятиклассников, но и вызвала настоящий восторг. Мои ученики - очень интересные собеседники. Нам нравится вместе обсуждать постановку, соотносить увиденное с произведением классика.


Каждый ваш урок строится по четкому плану,
или всегда есть место для импровизации?


У англичан есть такая пословица: «Изя-щно нарушать правила могут только те, кто ими виртуозно владеет». Первые мои уроки были далекими от совершенства, хоть и планировала я их очень подробно, вплоть до запятой. Я сильно волновалась - мои ученики были всего на пять лет младше меня. Работала и продолжала учиться. Посещала тренинги, курсы, изучала методики и за двадцать лет выработала свой стиль преподавания. Есть план урока, цели, прогнозируемый результат, а дальше - импровизация и игра. Всегда нужно быть очень чутким к ученику. Если постоянно гнуть свою линию и не реагировать на тех, кто тебя слушает, то будет муштра. Урок - это живая материя. Недостаточно написать превосходный конспект и знать в совершенстве методику. Сейчас время других преподавателей. Если ты не интересен ученикам как личность, то и твой предмет будет не интересен.


Профессиональное выгорание вам незнакомо?


Первое время работы в школе кажется, что твоя жизнь на этом закончилась. Есть только уроки, тетрадки и собрания. Одно время родные мне даже предлагали в школе раскладушку поставить. Очень много душевных сил учитель вкладывает в своих учеников. Я долго училась находить баланс между работой и жизнью. Сейчас нахожу время для семьи, занятий спортом и творчества. Чтобы у учителя горели глаза, нужно как можно чаще отходить от школьных стен. Те, кто ограничивается только школой, часто становятся занудами, не интересными ученикам.


Любая методика будет работать, если ты увлечен и делаешь свою работу с удовольствием. Я очень люблю русский язык. В профессии я уже больше двадцати лет, и с годами моя любовь к языку только крепнет. Преподавание доставляет мне удовольствие. Меня несколько раз приглашали на работу в министерство образования, но я не могу оставить школу, потому что я нужна ученикам, а они мне.


Единый госэкзамен не мешает полюбить русский язык?


В начале двухтысячных его вводили как необязательный экзамен, дополняющий шестичасовое сочинение. Встречались некорректно составленные задания, опечатки. Больше года ушло на корректировку теоретической базы, и сейчас уже все проходит гладко. К ЕГЭ я отношусь как к части системы. Чтобы этой системе не проиграть, нужно играть по ее правилам. Никто не посягает на точку зрения ученика, не лишает его возможности творчески мыслить. Нужно четко разделять, где язык как искусство, а где - стандарт. ЕГЭ - это не русский язык во всей своей красоте, это всего лишь срез знаний, своеобразный этап. Вы сдадите этот экзамен и пойдете дальше - воплощать свои идеи, учиться чувствовать и понимать язык.


Как член экспертной комиссии ЕГЭ, можете сказать,
что с годами становится больше грамотных учеников?


ЕГЭ - не показатель грамотности. Комиссия оценивает сочинения на соответствие двенадцати критериям. Часто бывает, что более глубокая и интересная работа уступает безликой, но подходящей под стандарт. Порой видно, что автор много читает, владеет всеми грамматическими конструкциями, у него богатый словарный запас, но в каких-то моментах увлекся рассуждениями и не все аспекты раскрыл. В итоге больше баллов получит работа, соответствующая определенному шаблону. Единый госэкзамен - это жесткий стандарт. Готовятся к нему чаще всего самым простым способом - вырабатывают речевые штампы и встраивают их в сочинение по любому тексту. Другой критерий оценки способностей - олимпиада по русскому языку: она как раз рассчитана на другой уровень знаний и другое мышление. Можно написать ЕГЭ на сто баллов и при этом показать средний результат на олимпиаде, и наоборот.


В дальнейшем такой формальный подход, как в ЕГЭ,
не навредит, скажем, если ученик выберет творческую профессию писателя или журналиста?


Вредит не подход, а стремление общества из каждого сделать универсального, удобного специалиста. С одной стороны, все говорят, как нужны нестандартно мыслящие люди. С другой стороны, наше школьное образование готовит функционеров и исполнителей. Видимо, кому-то это нужно. Теми, кто не боится выйти за рамки одного направления, мыслит нестандартно, сложнее управлять и манипулировать.


Как вы думаете, сленг допустим в речи образованного человека?


Сейчас мир очень быстро меняется. Еще лет семь назад мы рассуждали о языке сайтов и чатов как о негативном явлении. Сегодня мы говорим, что это просто другая форма речи.


Язык - это то, что, в первую очередь, считывает наше подсознание. Мы все боимся сказать «последний» вместо «крайний», «присаживайтесь» вместо «садитесь». Почему не предложить сесть? Подобного употребления этих слов не было в русском литературном языке, но мы это допустили. Сленг очень активно входит в повседневную речь. Бороться с этим явлением сложно.


Меня часто спрашивают: если говорить абсолютно правильно, то не все поймут, будут исправлять. Здесь уже зона личного выбора. Думаю, сленг должен оставаться в той среде, где он появился. Для профессионалов - это код, с помощью которого они понимают друг друга. Многое, конечно, зависит от ситуации. Если поздно вечером ко мне на улице пристанут нетрезвые молодые люди, то я не буду с ними разговаривать правильным литературным языком, я буду использовать ресурсы, эффективные в данной речевой ситуации. Многие признаются, что боятся мне писать СМС, вдруг ошибутся. А я никого за это не упрекаю, наоборот, меня радует, когда у людей сохраняется трепетное отношение к языку.


Как относитесь к изменениям в нормах языка?


Быстрее всего меняются акцентологические нормы (прим. - ударения). Такие словари дольше пяти лет, как правило, не живут. Когда тенденция достигает своего предельного уровня, то норма становится вариантом, а потом и отмирает. Зачастую разговорный вариант вытесняет литературную норму. С удивлением узнала, что еще в начале ХХ века говорили не «варит», а «варит», не «дружит», а «дружит». Это вопрос экологии и сохранности языка.


Насколько сложно общаться с учениками на одном языке, когда массовая культура поглощает все «высокое» и «вечное»?


Мне кажется, что мои ученики другие. У них есть вкус, представление о настоящем искусстве и культуре. Они умеют выбирать. Самое интересное, что они и мне подсовывают новых авторов, им интересно обсудить со мной прочитанное. Классика проверена временем, а для того чтобы разобраться в новинках, нужно вникнуть, прислушаться к себе. А это порой сделать очень сложно.


Мои ученики - современные мальчики и девочки, но когда они дарят друг другу на день рождения дополнительно к подарку еще и книгу, то я умиляюсь до слез. С десятиклассниками, которых я веду с 5 класса, мы наслаждаемся общением друг с другом. Сын, он тоже мой ученик, пишет тексты лучше меня, мечтает стать журналистом. Сказываются еще, видимо, гены: папа - китаист, дядя - японист. Дедушка - кандидат филологических наук, был деканом филфака в Хабаровском пединституте. Я помню, как каждый раз в день рождения Пушкина устраивал встречи около памятника, приносил цветы.


Сложные сейчас дети?


Они всегда такими были. Нужна свобода, искренность, принятие и любовь, тогда все барьеры рушатся. В каждую эпоху свои трудности. У современных школьников клиповое сознание. Тенденция современного мира - мы не умеем обрабатывать и анализировать большие тексты. По результатам ОГЭ (прим. - экзамен по русскому языку в 9 классе) видно, как простое задание на поиск в тексте нужной информации вызывает больше вопросов, чем сложные задания на синтаксис и пунктуацию.


Были такие ученики, которые из двоечников выросли
в любителей русского и литературы?


Таких много. Один двоечник в 11 классе встал на уроке и во всеуслышание заявил: «Ваш Маяковский - г…о». Я говорю: «Тезис принят, а какие будут аргументы? Пока кроме эмоций я ничего не слышу». После этого я стала спрашивать его чаще и уже не отставала до самого выпуска, его уже от моих уроков лихорадило. Теперь он живет в Новой Зеландии и каждый раз, когда приезжает в Россию, приходит в гости. Вспоминая тот урок, мы смеемся. Говорит, что сейчас очень любит читать. Другой школьник книги в руки не брал, а потом, в девятом классе, взял и перечитал все романы Достоевского.


Главное, от таких учеников не отступаться. У меня такое правило - вода камень точит. Даже когда ничего не получается и не видно результата, нужно продолжать что-то делать. В спорте это называется «работать на мышечном отказе». И рано или поздно все изменится.



Марина Шабалова
Фото: Урал Гареев

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.
Рассказала Юлия Колесник, учитель русского языка и литературы гимназии №5