http://basdv.ru/

Сильные люди

Долгое время инвалидов было принято не замечать. В крайнем случае стыдливо отводить глаза, стараясь не встречаться взглядом. Да и они не особо стремились быть заметными, понимая, что общество не готово к встрече с ними. К счастью, времена меняются и отношение к людям с ограниченными возможностями тоже. Тем не менее стереотип о том, что инвалиды – люди не такие как все, еще жив и поныне. Мы хотим познакомить вас с тремя героями нашего номера и историями их жизни. Ее полноценности могут позавидовать многие люди с неограниченными физическими возможностями.



Геннадий Кутузов,
активист хабаровской
организации инвалидов
«Солидарность»


Геннадий в инвалидной коляске более 30 лет. Он давно уже освоился со своим положением, чувствует себя спокойно и уверенно. О прежней «здоровой» жизни говорит неохотно.

- Работал в Приморье на угольном разрезе, был начальником участка. Жизнь текла своим чередом, но в один момент все изменилось: неудачно нырнул в карьер – сломал шею. В итоге оказался в инвалидной коляске.

От прежней жизни не осталось и следа. Пришлось расстаться с работой, о семье тоже остались лишь горькие воспоминания. Однако не в характере Геннадия Кутузова предаваться унынию. По натуре активный, деятельный, он даже после травмы не собирался сидеть в четырех стенах. Справиться с депрессией Геннадию помогла вторая жена Лидия, с которой он познакомился в санатории для спинальников. Лидия тоже инвалид-колясочник, но ее оптимизма хватит на десятерых. Геннадий переехал к Лидии и начал приспосабливаться к новой жизни.


Мне хотелось работать, а в свободное время просто гулять в погожий день по улицам, посещать музеи и кинотеатры, смотреть хоккей в «Платинум арене». Словом, жить обычной, нормальной жизнью».


Учитывая, что на дворе были перестроечные 80-е, колясок инвалиды не получали вообще. По словам Геннадия Борисовича, его первое средство передвижения больше напоминало ванну. В такой коляске было тяжело перемещаться даже по квартире. В 1983 году появились югославские «рычажки» (инвалидные коляски с рычажным приводом). Стоила такая вещь 450 рублей, для сравнения: пенсия Геннадия Кутузова была 90 рублей. Однако он приобрел эту коляску и один из первых в Хабаровске стал осваивать городское пространство.

- На меня смотрели, как на диковинку. Да и я поначалу стеснялся. Бывало, вижу, идет кто-то по улице, стараюсь спрятаться за угол. Но потом справился, перестал обращать внимание. Мне хотелось работать, а в свободное время просто гулять в погожий день по улицам, посещать музеи и кинотеатры, смотреть хоккей в «Платинум арене». Словом, жить обычной, нормальной жизнью.

Именно в этот период Геннадий столкнулся с проблемой: наш город оказался не приспособлен для передвижения инвалидов-колясочников. Надо было менять ситуацию! С самого начала работы в организации «Солидарность» Геннадий Борисович взял на себя направление «Безбарьерная среда». Начал с того, что переписал адреса самых непреодолимых участков и обратился в мэрию с просьбой убрать бордюры для проезда коляски инвалида.

- По нормативам максимальная высота бордюрного камня – 4 сантиметра. Но мы ломаем коляски на таком камне, его трудно одолеть, да это и опасно для нас. И очень радует, что в Хабаровске по указанию мэра эти камни теперь делают «под ноль».

К результатам своей деятельности Геннадий относит «проходимость» для колясок улиц Ленина, К. Маркса, Л. Толстого, Уссурийского и Амурского бульваров. При реконструкции третьего пруда сделали хороший подъезд к поликлинике № 3.

- Мы стали чувствовать себя полноправными членами общества. Наши улицы и перекрестки перестали быть непроезжими для инвалидов. Главное, нам самим надо проявлять активность: власти реагируют на наши обращения. Не нужно замыкаться в своих проблемах. На самом деле у нас в городе много хороших, неравнодушных людей, готовых всегда оказать помощь. Несколько десятков лет в инвалидной коляске научили меня тому, что просить о помощи – это не стыдно.


Юлия Усова,
спортсменка, мама 13-летнего сына


В свое время Юлия занималась пулевой стрельбой, ездила на чемпионаты России. Уже два года играет в настольный теннис и бильярд. На последних краевых соревнованиях по теннису заняла 2-е место. А еще Юлия Усова – единственная в Хабаровске женщина, родившая ребенка после серьезной травмы позвоночника.

- Мне было 24 года. Работала ветеринаром в совхозе Ленина – очень большом и известном. Для выполнения плановой работы объезжала поля на машине с дезинфицирующей установкой. Во время одной из остановок вышла из машины, а водитель неожиданно сдал назад. В общем, я оказалась под колесами… Свой 25-й день рождения встречала в больнице.

По словам Юлии, поначалу она отнеслась к своей травме спокойно. Думала, что перелом позвоночника сродни перелому руки или ноги: кости срастутся, и она встанет на ноги. Юля была уверена, что поправится, и с помощью родителей ездила в реабилитационные центры по всей стране. Однако, слушая заключения врачей и встречаясь с колясочниками с 20-летним и более стажем, стала задумываться: «Неужели и меня ждет такая жизнь?»

Благодаря поддержке родителей Юлия создала в своей квартире все условия для безбарьерного быта, в том числе и отдельный персональный выход-пандус в многоквартирном доме. Еще она получила водительские права и теперь сама водит «Ниссан Премиум». Вместе со своей двоюродной сестрой даже участвовала в авторалли.


Когда я забеременела, мне было 37 лет. То, что для меня казалось решенным вопросом, многих врачей повергло в ужас».


- Раньше я спортом не занималась. Помню только, что в школе с удовольствием играла в волейбол. Сейчас для меня спорт – одна из возможностей вести активную жизнь. Тренировки и соревнования не оставляют места для скуки и хандры.

Но главная гордость Юлии Усовой – это сын Арсений, которого она родила, будучи уже в коляске.

- Я всегда хотела иметь ребенка. Разумеется, как и все женщины, мечтала, чтобы он родился в браке и рос в полной семье. Но жизнь вносит свои коррективы. Когда я забеременела, мне было 37 лет. То, что для меня казалось решенным вопросом, многих врачей повергло в ужас. К счастью, участковый врач из женской консультации отнеслась к моей ситуации спокойно. «Вы ведь все равно будете рожать», - сказала она. «Обязательно», - ответила я.

Беременность у Юли проходила легко. На сроке в два месяца она участвовала в соревнованиях по пулевой стрельбе и завоевала семь медалей – больше, чем у других участников! Юлия уверена, что победой она обязана своему еще не родившемуся сыну.

- Я не хотела узнавать пол будущего ребенка. Думала, пусть будет сюрприз. Но доктор на первом же УЗИ сообщила, что у меня будет мальчик. Тогда я принялась выбирать имена. У меня было припасено несколько вариантов, но когда сын родился, я решила назвать его Арсением. Мне нравится это имя, да и ему оно очень подходит.

Но не все врачи отнеслись к Юлиной беременности лояльно. Некоторые просто отказывались ее наблюдать, боясь ответственности за странную пациентку. Самые большие трудности начались незадолго до родов – несколько хабаровских роддомов отказали ей в госпитализации. Юле пришлось обращаться в краевое министерство здравоохранения. С помощью чиновников была достигнута договоренность с одним из роддомов. Но накануне часа икс он закрылся на плановую «помывку». Юлия начала всерьез волноваться, где же она будет рожать. От пережитого стресса схватки начались немного раньше. И скорая помощь привезла ее в роддом по прописке – в родильный дом больницы №11, на пятую площадку. Не сказать, чтобы необычную роженицу встретили приветливо, однако приняли и сделали все, чтобы на свет появился здоровый малыш.

- Первое время с ребенком было нелегко. Но через это проходят все мамы. Мне много помогали родители, за что я им безмерно благодарна. Сейчас Арсению 13 лет. Он очень самостоятельный парень, впрочем, я его изначально так воспитывала. От меня он унаследовал упорство и сильную волю. Сын занимается спортом, участвует в соревнованиях, занимает призовые места.

Сейчас, кроме спортивной деятельности, Юлия Усова участвует в рабочей группе по мониторингу безбарьерной среды в Южном округе. Она отмечает, что в городе наконец-то стали заниматься проблемами инвалидов, создавая для них безбарьерную среду на улице. Юлия надеется, что не за горами то время, когда в Хабаровске каждый инвалид–колясочник сможет без посторонней помощи выйти из дома.


Наталья Некрасова,
активистка хабаровской организации инвалидов «Солидарность»


Наталья Некрасова – дочь хабаровского летчика, Героя Советского Союза Владимира Некрасова. Видимо, от него ей достался сильный характер, позволяющий преодолевать любые трудности.

- Я заболела после 20 лет. Вдруг ни с того ни с сего почувствовала, что не могу бегать, если наступала на какой-нибудь камешек, резко присаживалась, а потом с трудом вставала. Пришлось уйти с работы - по образованию я учитель французского и немецкого языка – и устроиться в Дальневосточное бассейновое управление по охране вод, поскольку оно находилось рядом с моим домом. Убедившись, что со здоровьем не все благополучно, сразу стала искать способы борьбы. Чего только не перепробовала: традиционная и нетрадиционная медицина, мази, иголки, травы. Я долго отказывалась оформлять инвалидность, все надеялась, что поправлюсь.

Но болезнь нисколько не повлияла на легкий, озорной характер Натальи. Не комплексовать, не сидеть дома, а вести активную жизнь и радоваться каждому дню ее научила подруга Валентина.

- С Валей мы жили в одном доме и с детства дружили. В возрасте двух лет Вале неудачно сделали прививку от полиомиелита. Начались осложнения, потом операция, в результате чего одна нога оказалась на несколько сантиметров короче другой. Валя хромала, но нисколько не переживала по этому поводу. Она окончила университет, у нее муж и двое замечательных детей. И куда бы ни шла, всегда звала меня с собой. Я сначала стеснялась, говорила ей: «Ты хромаешь, меня качает – чудная пара мы с тобой!» Валя только смеялась и брала меня под руку.


Вот уже 26 лет мы живем душа в душу. При этом мы с Кириллом очень разные. У каждого свои привычки, вкусы, интересы. Но не зря говорят, что противоположности притягиваются.


В Хабаровске мне не могли поставить точный диагноз. В 1988 году я поехала на лечение в Москву, туда же из Кишинева приехал лечиться мой будущий муж Кирилл. Больница была очень большая, шестиэтажная. На моем этаже располагался огромный холл. Я взяла себе за правило «гулять» по нескольку кругов утром и вечером. Постепенно к моим прогулкам присоединились и другие пациенты. Мы все перезнакомились, а потом одна из «старожилок» познакомила меня с Кириллом.

У Натальи и Кирилла схожие заболевания, и им была назначена одна процедура – мышечная электростимуляция. Кирилл заходил за девушкой в палату, и они вместе шли на процедуры, потом провожал ее обратно. Вот таким было начало их романа. Сам Кирилл говорит, что попался на скумбрию.

- В больнице я практически ничего не ела, просто не могла. Бабушки, которые лежали вместе со мной, переживали по этому поводу. «Накорми ее хоть чем-нибудь», - говорили они Кириллу. «Что ты хочешь?» – спросил он. «Не знаю, может быть, черного хлеба и копченой скумбрии?» И Кирилл пошел в магазин, купил, что я попросила, и угостил рыбой всех желающих на этаже. Я тоже, как ни странно, поела. Когда нас выписывали, мы обменялись адресами и договорились съездить друг к другу в гости.

После взаимных визитов молодые люди решили пожениться. Свадьбу сыграли в Хабаровске, затем отправились в Молдавию. Там Кирилл и Наталья обвенчались.

- Вот уже 26 лет мы живем душа в душу. При этом мы с Кириллом очень разные. У каждого свои привычки, вкусы, интересы. Но не зря говорят, что противоположности притягиваются. За годы, проведенные вместе, мы настолько сроднились, что я могу начать фразу, а он ее закончит.

Вместе супруги обустроили под свои нужды квартиру: перенесли на удобную высоту розетки и выключатели, выровняли полы, расширили дверные проемы. Но особенно они гордятся подъемниками, которые Кирилл сконструировал сам: увидел по телевизору рекламу талей (таль – простейший механизм для подъема грузов) и загорелся сделать себе такой. Долго корпел над чертежами, подбирал детали. В итоге по его заказу были сделаны два подъемника. Их установили в спальне и в ванной. Теперь они не представляют своего существования без этих приспособлений. Ведь раньше, чтобы принять ванну, супругам приходилось обращаться за помощью к соседям. Наталья признается, что подъемники Кирилла намного удобнее тех, которые предлагают в ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Хабаровскому краю».

Наталья и Кирилл готовы познакомить со своими изделиями всех, кому это нужно. Супруги будут рады, если их наработки помогут другим хабаровским инвалидам наладить быт. По их словам, главная часть нашего тела – это все-таки мозг. С помощью этого условно неподвижного органа можно двигать горы, главное – понять, в каком направлении.

Елена Козыряцкая


Помоги себе сам!

Михаил Непогодин: «Интерес к жизни очень заразителен!»

Две половинки – одна душа

Наставник больше чем друг

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.