№10 '2018
Архив номеров
Дневник модели

Улыбка «Мазды»

Широкая улыбка радиаторной решетки, взмах крыльев на логотипе, легкость, стремительность, покладистый нрав и, конечно же, лозунг: «zoom-zoom»! Число поклонников жизнеутверждающей марки автомобилей по всему земному шару растет день ото дня. Сегодня японская компания «Мазда» – одна из признанных лидеров мирового автопрома. И это притом что она вышла на рынок по автомобильным меркам достаточно поздно – в 1960 году. К тому времени другие автоконцерны уже успели обзавестись громкими именами и почти полувековой историей. Однако, ловко маневрируя в потоке конкурентов, «Мазда» быстро прибыла к пьедесталу лидеров автопрома и прочно заняла на нем свое место. А начиналось все с… переработки древесины.

Деревянное прошлое

В 1920 году в Стране восходящего солнца, в городе Хиросима, разорилась мелкая строительная компания, производившая материалы из пробкового дерева. Из-за долгов ее выставили на продажу. Покупатель не заставил себя ждать. Приобретая убыточное производство, некто Дзюдзиро Мацуда проявлял большой, если не сказать, чрезмерный оптимизм. Заглядывая на много лет вперед, он мечтал, что создаст нечто особенное. Главное, составить план и двигаться небольшими шагами, никуда не спеша… Об этом Дзюдзиро говорил прежний опыт. В юности ему хотелось получить все и сразу. В 14‑летнем возрасте он создал и запатентовал воздушный насос, а уже в 20 лет открыл собственную кузницу. Однако ее постигла та же участь, что и ту самую пробковую компанию, которую Мацуда теперь покупал. Из-за неумелого руководства предприятие несло лишь убытки, и его пришлось закрыть. Десять лет спустя Дзюдзиро рискнул снова, но, увы, результат оказался прежним: компания снова разорилась. «Но на третий раз должно повезти!» – полагал Мацуда.
Так что для начала он решил просто твердо поставить новую компанию – он назвал ее «Toyo Cork Kogyo Co» («Тойо Корк Когьо») – на ноги. И первое время довольно успешно занимался строительными материалами, вернув пробковую компанию к жизни. Но при этом не переставал мечтать и мастерить.


Семь лет спустя Мацуда наконец-то созрел. Из названия компании вдруг в одночасье исчезло слово «cork» – «пробка». И вскоре, в 1929 году, на удивление жителям Страны восходящего солнца строительная фирма вдруг выпустила… партию трехколесных мотоциклов. Они назывались Mazda Go. Помимо удачной благозвучной трансформации своей фамилии, Мацуда вкладывал в это слово более глубокий смысл. Ахура-Мазда – зороастрийский верховный бог солнца, и Мацуде хотелось, чтобы свет освещал путь его механических детищ.


Мотоциклы понравились: в Японии этот вид транспорта всегда пользовался популярностью. Воодушевленный первым успехом, Мацуда спустя два года выпустил чуть более габаритное транспортное средство: трехколесный микрогрузовик. Вместе с ним к компании и пришел успех. Экономичные и удобные «малыши» стоили недорого и очень хорошо покупались.


Немного лет спустя Мацуда приблизился к выпуску автомобилей. Вместе с соратниками он создал несколько концептов будущих машин, но Вторая мировая война помешала планам. Атомная бомба, сброшенная США на Хиросиму, уничтожила практически весь город, погубив 140 тысяч жителей и полностью разрушив 90 % зданий. Но заводу «Тойо Когьо» повезло: он наполовину уцелел. К началу 1950 года завод был восстановлен и вернулся к работе, а в 1952 году его 76‑летний основатель Дзюдзиро Мацуда умер. Компания перешла его приемному сыну Цунеджи.

На вкус и цвет

Сын не забыл о планах отца, вместе с которым долгие годы мечтал о выпуске автомобиля. И в 1960 году они, наконец, воплотились в реальность.


«Первенцем» стала крошечная двухдверная Mazda R360, весившая всего 360 кг, почти в десять раз меньше, чем самые маленькие из ее современных «потомков». Благодаря двигателю мощностью всего в 16 л. с. «малышку» нельзя было назвать шустрой. Максимальная скорость, которую из нее можно было выжать, составляла 80 км/ч. И все же это была настоящая машина, не лишенная удобства, в том числе и в управлении. Ведь кроме традиционной для тех лет механической коробки передач, на первые «Мазды» устанавливались «инновационные» автоматы. Правда, скоростей пока что было всего две, и «заднего хода» среди них еще не имелось: разворачивать «Мазду» приходилось вручную.


Благосостояние японцев к этому времени увеличилось, и многие могли позволить себе более комфортное средство передвижения, чем мотоцикл. В то же время бросать деньги на ветер они не стремились. «Первенец» Мацуды отлично попал в золотую середину предпочтений автовладельцев.
Действительно, свет освещал дорогу «Мазды»: она наверстывала путь, который за полвека прошли конкуренты, семимильными шагами. Модельный ряд разрастался с каждым годом, пополняясь автомобилями, предназначенными для разных нужд и интересными все более широкой аудитории.


Семейных привлекали вместительные четырехдверные седаны Mazda Carol 600, а затем Mazda Familia и Mazda Capella. Люди, не обремененные семьей, для поездок на работу выбирали двухдверные Mazda Carol, а впоследствии – Mazda Luce. Любители загородных поездок по бездорожью оценили пикапы Mazda Proceed.
Выпускались и маленькие грузовички-трудяги. Неприхотливые и вместительные Mazda Bongo и Mazda Titan первые в линейке «Мазды» обзавелись полным приводом. Впоследствии полноприводными стали и многие легковые авто – сначала Familia, а потом и другие седаны и универсалы.
Всего лишь через год после презентации Carol «Тойо Когьо» выпустила свой миллионный автомобиль. А еще спустя год «Мазды» отправились покорять США, а с 1967 года – и Европу.


В 1979 «Форд Мотор» выкупил четверть акций японского завода. Однако и после объединения с американцами «Мазда» продолжала идти своим путем. А с 1980‑х годов мировое признание начало находить отражение в престижных наградах. Familia 323 назвали «японским автомобилем 1980–81 года», в следующем году эту премию получила Capella 626, которая годом позже стала и «импортным автомобилем года».
А в 1984 году название «Тойо Когьо» исчезло. На смену неблагозвучному, наконец, пришло новое, но уже знакомое всему миру – «Мазда». Бывшая компания Мацуды по переработке древесины отныне превратилась в «Mazda Motor Corporation».


«Сердца» с ротором

Но, конечно же, «виной» растущей популярности марки стали не только «рабочие» легковушки и грузовики. Сильнее всего внимание к «Маздам» приковывали пусть не такие практичные, но зато необычайно эффектные и динамичные спортивные авто. Эти породистые «скакуны» обладали норовом, которым их наделяли роторные двигатели – изобретение немца Феликса Ванкеля. Они имели иной принцип действия, чем традиционные поршневые, результатом чего становились высокие динамические характеристики двигателя. Автомобили получались быстрыми и «подрывными», хотя имелись и недостатки: значительно больший расход масла и топлива и небольшой ресурс службы двигателя.


Еще в 1961 году во время визита в Германию Мацуда договорился о разработке и поставке роторных моторов, а в 1963 году результат, собранный в его компании, был представлен на выставке в Токио. Это была первая роторная «Мазда» – Cosmo Sport/110S. Своим необычным дизайном она напоминала инопланетный летающий объект, а за рулем на презентации находился сам Цунеджи Масуда. В 1967 году удивительная машина отправилась в серийное производство, а «Мазда» стала единственным автопроизводителем, который смог успешно использовать роторный двигатель. К 1970 году моторы Ванкеля были установлены уже в 100 тысячах автомобилях «Мазда» различных моделей, включая новые Mazda Familia Rotary Coupe/R100, Mazda Capella/RX‑2.


Однако особенно примечательной из роторной линейки стала Mazda Savanna/RX‑3, выпущенная в 1971 году – самая быстрая «Мазда» десятилетия. Этот спортивный автомобиль мощностью 110 л. с. весил чуть более 860 кг. Он легко разгонялся до 120 км/ч, но мог набрать и 200 км/ч. Встретили «Саванну» с восторгом, особенно представители молодого поколения, ценящие динамику больше комфорта. В первый же месяц после выпуска авто более пяти тысяч экземпляров нашли себе владельцев. В 1970‑х годах «Саванна» несколько раз участвовала в ралли и поставила мировой рекорд.


Казалось бы, головокружительный успех RX‑3 сложно превзойти. Но в 1978 году «Мазде» это удалось. Появилась Savanna RX‑7, сегодня больше известная просто как Mazda RX‑7. Оригинальная внешне, мощная, плавная и стремительная, она нашла себе поклонников по всему миру. А поездку на этой машине до сих пор сравнивают с полетом.

От улыбки станет всем светлей

В 2000 годах «Мазда» снова удивила весь мир переходом к абсолютно иной концепции. Жесткость форм и острые углы остались в прошлом, как и увлечение роторными двигателями: их стали устанавливать лишь на некоторые виды моделей. Например, на современную продолжательницу традиции ярких и резких RX – RX‑8.
К концу десятилетия у «Мазды» окончательно сложились новые уникальные черты, благодаря которым ее теперь невозможно спутать больше ни с кем. И первая из них – ослепительная «улыбка» во всю радиаторную решетку. За нее радостную «Мазду» называют самым приветливым автомобилем в мире.


Вторая – легко узнаваемый «парящий» логотип. Седьмой по счету, он появился лишь в 1997 году и сразу поверг в небытие своих графических предшественников. Стилизованная буква «М» вызывает разные ассоциации – кто-то видит крылья чайки, кто-то – тюльпан, кто-то даже букву «V» – символ победы. Но сами японцы признаются, что «М» – это все-таки крылья: символ легкости, гибкости, творчества и полета.
Третья – лаконичный и эффектный девиз: «zoom-zoom!» Звук работающего двигателя не нуждается в переводе, он понятен во всех 120 странах мира, по которым сегодня движется «Мазда».


Юлия Михалева

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.