http://basdv.ru/



За лишний вес или болезненную худобу мы могли бы поплатиться жизнью, родись несколько веков назад где-нибудь в средневековой Европе. В те времена в любом несоответствии стандарту инквизиторы видели проявление темных сил. Смутные времена прошли, но сегодня в погоне за идеалом многие девушки добровольно приносят себя в жертву. Анорексия, булимия, ожирение, орторексия – список пищевых расстройств растет, как и количество клиентов у психотерапевтов. Как отличить здоровое стремление быть в форме от патологии? Что нам мешает похудеть и с чего начинать нелегкий путь к красоте и здоровью, рассказала психолог, психоаналитик Полина Черкас (Москва).


В последнее время все чаще говорится о том, что проблемы с весом – психологические проблемы. Так ли это или очередная профанация?


Для всех нас тема еды эмоционально окрашена. Безусловно, есть физиология, гормональные нарушения, заболевания ЖКТ, которые ведут к тому, что человек не чувствует насыщения. Но чаще всего причина сложных отношений с едой кроется в психологических особенностях и конфликтах. Суть всех проблем с пищей отсылает нас к первому году жизни. Утешая плачущего ребенка, мама первым делом стремится его накормить. Для малыша этот простой физиологический процесс – основной способ взаимодействия с миром. Вырастая, на бессознательном уровне мы стремимся справиться с плохо перевариваемыми эмоциями при помощи еды. С другой стороны, не всегда пищевые проблемы связаны с перекармливанием или недокармливанием в младенчестве. Возможно, в отношениях с матерью не было полного контакта. Ребенок еще не осознает этого, но чувствует состояние матери на эмоциональном уровне.


Все ли могут впасть в эмоциональную зависимость от еды?


Мы все периодически ощущаем дисбаланс в жизни, и потому находимся в зоне риска. Конечно, все очень индивидуально. В некоторых случаях проблемы с едой можно урегулировать при помощи диет или психологических упражнений, таких как ведение дневника - с пометками, как себя ощущали и что съели. Это убирает видимые проявления внутренних конфликтов. Для предупреждения дальнейших срывов необходимо разрешить основную проблему.


Как отличить здоровое беспокойство о фигуре от мании похудения?


В пределах медицинской нормы существует достаточно большой весовой разброс. При росте 170 можно иметь вес 55, 60 и 70 килограммов. Если незначительные колебания начинают сильно волновать, это может говорить о внутреннем конфликте. Если ты начинаешь ругать себя за каждый съеденный кусок или, допустим, стесняешься выйти на сцену и спеть песню, потому что недоволен своим телом – это тревожный звонок, когда навязчивая идея похудения уже влияет на самочувствие и социальную жизнь.


Многие обладатели «внушительных» форм говорят, что любят себя такими. Получается, они живут в гармонии с собой и своим весом?


Мы не будем рассматривать случаи гормональных нарушений или примеры, когда человек с нормальным индексом массы тела из-за неуверенности считает себя толстым. Это очень тонкий момент, но если человек просто много ест и утверждает, что любит себя таким – он отрицает часть реальности. А реальность в том, что лишний вес есть и он создает угрозу для здоровья. Всемирная организация здравоохранения определяет ожирение как хроническое заболевание, которое ведет к развитию сопутствующих соматических болезней. В этом случае просто диета будет малоэффективна, ведь случись стресс - и все вернется на прежние места. Потому что переедание превратилось в привычный ответ психики на стресс.



Когда вокруг все худеют, демонстрируя как под копирку фотографии своих ну очень полезных завтраков и рельефных тел, насколько реально не попасть под давление?


Мы все сталкиваемся с определенным давлением общества. Это так же, как и с агрессивными компьютерными играми, затягивает того, кто уже психологически надломлен. Люди с крепкой самооценкой более устойчивы к популярным веяниям. Это как раз доказывают те, кто любит свое тело, несмотря на то, что оно немного не совпадает с условным идеалом. Тем более что понятие «канона красоты» тоже меняется. В модельный бизнес сейчас пришли девушки нестандартной внешности и немодельных форм. Не просто с необычными чертами лица, а характерными недостатками: косоглазием, дефектами кожи, отсутствием волос и зубов. Думаю, что таким образом люди с креативным мышлением протестуют против жестких рамок. В Европе и вовсе хотели обязать глянцевые журналы на всех отредактированных фотографиях ставить пометку «есть ретушь». Чтобы подростки и молодые девушки понимали, что фигуры звезд доводят до совершенства в графических редакторах. С психологической точки зрения всем нам неплохо бы, в первую очередь, справиться со своим внутренним давлением, которое так часто вступает в резонанс с социальными установками.

Сейчас очень мало людей, которые довольны своим весом.
Неужели среди нас так мало уверенных в себе людей?


В какой-то степени легкое недовольство собой – это нормально. Вопрос в том, какая нами движет мотивация. Стремление к идеалу и самосовершенствованию часто приводит к позитивным переменам. Допустим, девушка начала заботиться о себе, вести здоровый образ жизни, правильно питаться, а потом и других научила. Это положительная мотивация. А вот если стремление похудеть становится навязчивой идеей, то речь идет о негативной мотивации. Например, девушка не может съесть батончик, пока не посчитает калории. В этот момент она не думает о красивой фигуре, она страдает. Еще одной мотивацией к похудению может быть страх поправиться. И это тоже негативный посыл. Стоит спросить у себя: а почему мне страшно стать полным? Ответы на эти вопросы нужно искать внутри.


Одним усилием воли здесь не справиться?


Нужно смотреть на причину, а не на следствие. Проблемы с едой говорят о глубоком внутреннем конфликте, который запускает механизмы саморазрушения. В таких случаях душевная боль становится сильнее воли. Несколько лет я изучала pro-ana движение («pro» - за, «ana» - сокращение от слова «анорексия»), сторонники которого стремятся к болезненной худобе. Они могут за неделю съесть всего одну плитку шоколада или в день выпить один стакан воды. Ставят под угрозу здоровье и саму жизнь, при этом уверены, что обладают железной силой воли. Вся эта «воля» (а, по сути, агрессия) направлена против себя. Нередко девушки pro-ana склонны к самоповреждающим действиям.


Анорексик своим поведением как будто говорит: «Я не буду есть», что равносильно: «Я не буду жить». Первое время он худеет, ощущает подъем, так как приближается к своему идеалу. На самом деле в это время запускаются необратимые процессы. Истощение приводит к гормональным нарушениям, снижается работоспособность, портятся ногти, зубы, выпадают волосы, а в итоге организм на физиологическом уровне перестает принимать еду. На этой стадии поможет только лечение в стационаре и наблюдение у психиатра. Проблема в том, что родители будто не замечают своих «тающих» детей, а врачи не торопятся ставить диагноз, даже когда к ним попадает подросток с весом 30 килограммов. Очень часто это дети из обеспеченных семей, но, видимо, что-то не так в их взаимоотношениях и с родителями, и с этим миром.


При ожирении человек, наоборот, ест слишком много, запуская уже другие физиологические процессы. Летальных случаев гораздо меньше при этом заболевании, чем при анорексии, но на определенных этапах с ним самому не справиться. Психологически сложный момент наступает, когда начал худеть, дошел до определенной точки, и вес остановился. Лечить такие заболевания нужно комплексно, и не стесняться обратиться к специалистам.


Насколько это распространенные заболевания?


За последние десятилетия в России показатель расстройств пищевого поведения вырос с 3% до 16-20%. С каждым годом количество больных только увеличивается. Помимо анорексии, ожирения, булимии, орторексии (прим. - навязчивое желание правильно питаться), переедания, аллотриофагии (прим. - употребление в пищу несъедобных предметов), существует множество заболеваний, о которых вы, возможно, и не слышали.


Нервная анорексия занимает первое место по количеству летальных исходов среди психических заболеваний. Если года четыре назад в сообществах движения pro-ana в социальных сетях состояли 10-20 тысяч участников, то сейчас их сотни тысяч. И это пугающая тенденция.


Какие приемы самодиагностики позволят
вовремя заметить все эти процессы?


Основной критерий – ощущение комфорта. Попытайтесь наладить внутренний диалог, хорошо бы найти время для себя, чтобы подумать: а что со мной происходит? После переедания попытайтесь реконструировать в голове хронологию событий: что я чувствую и что ем. Так разовьется способность наблюдать за собой. Возможно, придет осознание, что еда стала зависимостью. Сначала вы будете анализировать причины срыва. И в какой-то момент, взяв булочку, скажете себе: «Стоп, а действительно ли я хочу булочку или мне просто грустно?». Но приготовьтесь, что это не быстрый процесс.


Кому-то и этой работы над собой может быть достаточно, но большинству нужен специалист. Сторонний наблюдатель видит не только верхушку, но и подводную часть айсберга – наше бессознательное. Порой один вопрос помогает оценить ситуацию с другого угла. Проблема в том, что мы привыкли идти к врачу не когда что-то заболело, а практически уже «отвалилось». С психологическими проблемами дело еще хуже. Многие стесняются записаться на консультацию к психологу или психотерапевту, и не рискуют начать жить еще лучше.



Марина Шабалова

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.
За лишний вес или болезненную худобу мы могли бы поплатиться жизнью, родись несколько веков назад где-нибудь в средневековой Европе.