http://basdv.ru/

Встреча с прекрасным: как театр пришёл в Хабаровск


Так уж совпало, что объявленный годом театра 2019 год в некоторой степени стал почти юбилейным и для театральной жизни Хабаровска: 125 лет назад хабаровчане познакомились с Театром. Спорить о том, какое событие считать за отправную точку зарождения театра в нашем городе, можно бесконечно. Первая театральная постановка в Хабаровке? Открытие Офицерского собрания, в здании которого появилась первая настоящая сцена? Или, может, следует обратиться уже к советской эпохе и возникновению в городе профессиональных театров? В определённой степени, каждая из этих точек зрения имеет право на существование. Но в этом октябре исполняется 125 лет с первого полного осенне-зимнего театрального сезона, который провела в Хабаровске труппа «Товарищества драматических и оперных артистов». А ведь это как раз то событие, когда хабаровчане впервые смогли прикоснуться к самому настоящему профессиональному театру.


Первая постановка


Первая театральная постановка в Хабаровске (а тогда ещё в Хабаровке) состоялась задолго до того, как в поселении появилось подходящее здание со сценой. Спектакль был приурочен к открытию Алексеевской школы, названной в честь великого князя Алексея Александровича, посетившего Хабаровку летом 1873 года на обратном пути из кругосветного путешествия. И вот, на Рождество был устроен первый любительский благотворительный спектакль. Собранные средства должны были пойти на приобретение учебных пособий. Организатором и режиссёром этого непрофессионального спектакля стал инженер-механик Амурского пароходства Владыкин, а местом проведения была обычная казарма. Зрителям представили пьесу Сергея Петровича Соловьёва «Что имеем, не храним, потерявши – плачем». Большого впечатления на хабаровчан первый спектакль не произвёл. Актёры, за исключением самого Владыкина, играли плоховато, а в казарме было настолько холодно, что многие потом простудились. Но 90 рублей на учебники собрать удалось.


Первая сцена


Потребность в настоящей сцене у хабаровчан была. Как и в специальном здании, где можно было культурно провести досуг, в том числе увидеть театральную постановку. Но с первого любительского спектакля до появления в поселении настоящей, а не импровизированной сцены прошло достаточно много времени.
Инициатором рождения в Хабаровке первого культурного очага стали военные. Как и во многих других российских населённых пунктах, здесь существовало Офицерское собрание. Оно объединило офицеров и чиновников военных ведомств местного гарнизона, поэтому часто его называли «Гарнизонное офицерское собрание». Возникло оно уже после проведения первого импровизированного спектакля – в 1875 году. Создали этот «клуб» офицеры артиллерийского склада и горного дивизиона. Существовал он вначале лишь за счёт членских взносов, но позже в него стали ещё поступать вливания из средств, находившихся в распоряжении командующего войсками Приамурского военного округа.
Через десять лет существования Собрания его постоянные участники решили построить для него специальное здание. Возвести его решили на улице Береговой, позже переименованной в Алексеевскую (сейчас улица Шевченко). К этому времени Хабаровка уже получила статус города, так что здание решили построить основательное – кирпичное. В 1887 году инженером-подполковником Владимиром Григорьевичем Мооро были подготовлены чертежи каменного здания, строить которое должны были за счёт военного ведомства.
Здание, построенное для Офицерского собрания, представляло собой каменный дом переменной этажности. Его двухэтажная часть, располагалась выше по склону, а ниже шла более протяжённая одноэтажная часть с полуподвалом. Зал со сценой (большая гостиная) находился на первом этаже рядом с двумя малыми гостиными, столовой с буфетом, передней, комнатой для музыкантов и туалетной. Из него через одну из малых гостиных можно было выйти на широкую и просторную террасу, соприкасающуюся с парком, где невдалеке стоял деревянный музыкальный павильон. На втором этаже Собрания в небольшом угловом помещении располагалась библиотека, а рядом с ней - две комнаты под карточные игры и одна под бильярдную. В полуподвальном помещении разместились комнаты для прислуги и повара, а также кладовая и кухня.
Мягкая мебель и ковры в помещениях Собрания располагали к отдыху и общению «без чинов». Из окон, выходивших в городской сад, летом веяло прохладой с Амура и доносилась музыка из павильона. Но Офицерское собрание было не для всех. Кроме его постоянных участников (офицеры, платившие членские взносы) гости допускались только по приглашениям. Были и свои требования к внешнему облику: военные допускались в сюртуках с эполетами, гражданские – во фраках.
Наличие сцены располагало к театральным постановкам, так что не удивительно, что на торжественном открытии здания Офицерского собрания 14 ноября 1887 года был представлен любительский спектакль – комедия Сухово-Кобылина «Свадьба Кречинского». Как и последующие спектакли, ставился он собственными силами - офицерами и их супругами. Драматический кружок, который и ставил спектакли, одно время возглавляла жена генерал-губернатора Варвара Фёдоровна Духовская.
И всё-таки, театром в полном смысле Офицерское собрание никогда не было. Спектакли показывали не так часто. Главными мероприятиями были карточные вечера с музыкой, устраиваемые два раза в неделю. Особенно популярны были вечера-экспромты, где семьи офицеров проводили время за чашкой чая, танцами и беседами, читали стихи, пели и играли на музыкальных инструментах.


Общественная альтернатива


Похожие функции в Хабаровке выполняло и Общественное собрание, создать которое решили в 1880 году. Вначале под него использовали отремонтированный сруб сгоревшей почтовой конторы, а потом пятнадцать лет Собрание буквально ходило из дома в дом, арендуя под свои нужды различные помещения (к счастью, хабаровские домовладельцы не брали с культурного учреждения высокую арендную плату). На некоторое время Собрание приютил хабаровский купец китайского происхождения Тифонтай, сдавший ему в аренду ветхий одноэтажный деревянный особняк на Муравьёва-Амурского. На скамейках возле здания в любое время года сидели китайские торговцы, возле которых постоянно образовывалась толпа, загораживавшая проход. Но даже с таким непрезентабельным видом Общественное собрание постоянно притягивало к себе посетителей: порядки в нём были более демократичные, чем в Офицерском собрании, а допуск новых членов не был сильно ограничен. Здесь также устраивались вечера досуга, устраивались празднования Нового года и Рождества, выступала местная самодеятельность. Но и это был ещё не театр.


Первый театральный сезон и его участники


Да, Офицерское и Общественное собрание не были театрами в полном смысле этого слова. Зато они могли обеспечить гастролирующих артистов пригодными для выступления помещениями. Осталось дождаться самих гастролей. И вот, в октябре 1894 года, когда Хабаровка уже была переименована в Хабаровск, в город прибыло «Товарищество драматических и оперных артистов под управлением Кнауф-Каминской и Тальзатти». Они и провели здесь первый театральный сезон. Тогда это было большим риском: навигация по Амуру заканчивалась, и уехать из города становилось невозможно. А ведь неудачный сезон вполне мог разорить артистов! Да ещё и обстоятельства были не самыми благоприятными: в 1894 году в связи со смертью Александра III все увеселительные мероприятия запрещались на 6 недель. Но труппа решилась пойти на риск, который вполне себя оправдал.
Кто же были эти первые артисты, познакомившие хабаровчан с профессиональным театром? Антрепренером «Товарищества» был Вл. В. Тальзатти-Чиколлини, неплохой актёр и оперный певец, исполнявший обычно роли первого плана. Это был провинциальный артист, который часто гастролировал по различным российским городам. По возвращении из «сибирского тура» он опубликовал очерк «Театральное дело в Сибири» в столичном журнале «Театр и искусство». В нём Тальзатти анализировал города Сибири и Дальнего Востока на предмет успешности театральных гастролей. Нашлось в них место и Хабаровску.
Тальзатти-Чиколлини отметил небольшую численность населения Хабаровска. Тем не менее, он считал его перспективным: интеллигенции в городе много, а это положительно сказывается на театральной кассе. По его мнению, небольшая труппа вполне могла продержаться в городе зиму, давая по два спектакля в неделю, и собрать за сезон 18 тыс. рублей. А вот помещение ему не понравилось: невозможно брать оркестр для пения, так как мало места перед разборной сценой – играть он может только в антракте, а аккомпанировать можно на принадлежащем клубу рояле.
Намного больше известно о Марии Фёдоровне Кнауф-Каминской. Она была родом из европейской части России, и ей довелось учиться у петербургских знаменитостей Теодора Лещетицкого, Луи Брассена и Антона Григорьевича Рубинштейна. На Дальний Восток в 1892 году, по собственным признаниям, она решила отправиться спонтанно. Передвигаться проходилось на плотах, волах, лошадях. По пути давались концерты. Вместе с Марией Фёдоровной в путь отправилась её сестра Анна, артистка русской оперы.

В 1894 году в Хабаровске Мария Фёдоровна познакомилась с Приамурским генерал-губернатором Сергеем Михайловичем Духовским, а тот сразу пригласил её остаться в городе на гастроли. Так и состоялся первый театральный сезон в Хабаровске. В 1896 году Кнауф-Каминская вернулась в Петербург, но вскоре снова отправилась на восток, где уже в 1904 году дала концерты в Иркутске, но без труппы Тальзатти. Ей вновь пришлось уехать в Петербург из-за смерти дочери, после чего в 1905 году она решила навсегда переехать на Дальний Восток, выбрав для жизни Благовещенск. С ней отправилась и её сестра Анна. В Благовещенске Мария Фёдоровна открыла классы фортепианной игры и пения «по методике Санкт-Петербургской консерватории», а её сестра взяла на себя организационные вопросы и стала вести уроки пения. В первый год пришло 32 ученика, поставивших своими силами оперу «Гензель и Гретель». На следующий год их уже было более сорока.
В музыкальной школе Марии Фёдоровны учили игре на фортепиано, струнных и духовых инструментах, органе и фисгармонии, сольному и хоровому пению, драматическому искусству, итальянскому языку и ансамблевой игре. А ещё здесь изучали композицию, теорию и историю музыки, историю искусств и эстетику. Экзамены в школе, где кроме детей учились и взрослые ученики, проходили публично. Занятия были платными. Иногда Мария Фёдоровна устраивала «полублаготворительные» концерты, часть средств от которых шла на нужды школы, а часть – в распоряжение военного губернатора Амурской области на благотворительные цели.
Живя в Благовещенске, Кнауф-Каминская не забывала Хабаровск. В 1911 году в него приезжали с гастролями учащиеся её музыкальной школы. Мария Фёдоровна оставалась в Благовещенске и после февраля 1918 года, когда власть в городе перешла в руки большевиков. В августе 1918 года, когда в Благовещенск пришли японцы, её обвинили в знакомстве с большевиком Фёдором Никаноровичем Мухиным и исключили из числа преподавателей женской гимназии. Но уже в ноябре 1920 года, после освобождения города от японцев, она возглавила музыкальную школу управления образования. К сожалению, потрясения подкосили её здоровье, и 5 февраля 1921 года Мария Фёдоровна скончалась от кровоизлияния в мозг. В память о ней в 1923 году Благовещенской музыкальной школе было присвоено её имя.
Кроме Кнауф-Каминской и Тальзатти, в труппу входила певица (сопрано) П.С. Станиславская, которая работала в петербургском театре «Аркадия». Обладая хорошими вокальными данными, она пела партии героинь в оперных и опереточных спектаклях, но выступала и в качестве драматической героини. В 1896 – 1899 годах она работала в Благовещенске в качестве актрисы и антрепренера, но вскоре покинула Дальний Восток и продолжила работать в Москве каскадной певицей в театрах оперетты.
О других участниках этой труппы известно ещё меньше. Режиссёром товарищества был Мирон Васильевич Васильев, опытный постановщик и первый актёр труппы. Иногда, в связи с нехваткой актёров, комические роли играл декоратор и парикмахер товарищества Р. Курчаев-Краузе.


По окончании театрального сезона артисты покинули Хабаровск. Большинство из них не возвращалось на Дальний Восток, хотя Кнауф-Каминская решила связать с ним свою жизнь. Но главное, тот сезон оставил неизгладимый след в душе хабаровчан. Театральные постановки быстро привили желание и дальше ходить на встречу с прекрасным. За первым сезоном последовали и другие, ведь, благодаря очеркам Тальзатти, первым пошедшим на подобный риск, всей стране стало известно, насколько хабаровчане благодарные зрители.



Текст Василия Кузьмина

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.
Первая театральная постановка в Хабаровке