http://basdv.ru/

Японское лето в Хабаровске


Японское лето пришло в Хабаровск с 30-градусной жарой. Но ни высокие температуры, ни традиционные в эту пору москиты не испугали жителей Страны восходящего солнца, несущих частичку островной культуры. Три дня под открытым небом любимые песни исполнял трубадур ХХI века из Осаки, позже камерный театр Киото представил свое видение чеховского «Медведя», Восточная мечта Накаджима Джунджи


Этот обаятельный японец в три дня покорил Хабаровск. Песней, пусть и неточной в нотах, но такой душевной, своей искренней улыбкой и духом авантюризма. Возле импровизированной сцены неподалеку от Комсомольской площади собирались десятки зевак и искателей впечатлений.

Его зовут Накаджима Джунджи, или Джунджи-кун, как требуют правила вежливого обращения в Японии. Он поет под гитару песни, а позади припаркован бело-лазурный стальной «Харлей Дэвидсон». Пожалуй, такого гастролера Хабаровск еще не видел. Из вещей: шляпа, одежда и небольшая походная сумка. Рядом на картонке вполне конкретная надпись: «Я путешествую по миру с только гитарой. Я хочу ваши страны блюдо и безопасности спальное место». Ошибки не исправляет принципиально, говорит: «Езжу сам, писал сам, хотя грамматика и страдает, всем все понятно».

- В каждом новом городе я ставлю эту надпись и ниже прикрепляю название следующего места, куда собираюсь. Всегда подходят люди, подсказывают, как лучше добраться, спрашивают, не нужно ли чего, многие угощают шоколадками. Я отношусь к поездке, погоде, еде и ночлегу просто, и у меня всегда все складывается хорошо. Главное, не волноваться.

Джунджи – современный трубадур, для которого «крыша – небо голубое». Ловит впечатления, песнями зарабатывает на еду и бензин, которого нужно немало – чтобы хватило проехать на мотоцикле по всей России. Все свои впечатления Накаджима Джунджи описывает на собственной страничке в сети инстаграм. Так по дороге в Приморье - добирался на пароме - выложил фотографию и подписал: «Я мечтал о России, я мечтал о русском Востоке, моя мечта сбылась! И посмотрите на название корабля – Eastern Dream (с англ. – Восточная мечта)». Во Владивостоке путешественник познакомился с особенностями «национальной погоды» – день жары, день игры под проливным дождем…

- Кофр от гитары смывала вода, бегущая по плитам. Был сильный ветер. Из Японии многие пишут, чтобы я был осторожен. Но тут очень хорошие люди, так что я не беспокоюсь. Разве что за несколько минут можно насквозь промокнуть.

У Джунджи есть подробная карта и проведенная по ней извилистая линия. Но с самого начала пути путешественник меняет маршрут. В Хабаровске, например, его пригласили заехать в загородный байкерский клуб. По дороге, где-то между Находкой и Вяземским, возникла идея прокатиться в Улан-Удэ. Путешественник даже предположить не может, куда дальше его заведет мечта.

- Я не буду точно следовать карте. Да, хочу проехать весь Дальний Восток и Сибирь, а каким образом – посмотрим по дороге. Звоните мне, если хотите позвать в гости! Если я буду рядом – я заеду.

С чего все началось? Джунджи-кун пытается вспомнить, потом разводит руками и улыбается. Говорит, всегда был таким. Учился в Осаке, играл на гитаре, мечтал путешествовать. Потом взял и воплотил мечту в жизнь. Путешественник уверен, что сейчас многим не хватает смелости мечтать, и поэтому люди несчастливы. Себя не считает «классическим» японцем. Во-первых, потому что правила не для него. Во-вторых, потому что постоянно тянет в новые места.

Джунджи невероятно обаятелен. И хитро улыбается вопросу «как же ты без знания языка решил объехать Россию?» Он неплохо знает английский, а хабаровчане, как оказалось, знают японский. За время коротких гастролей в Хабаровске к Джунджи подошли не меньше пятнадцати человек, чтобы попрактиковаться в японском, многие здоровались на его родном языке. «В Японии столько русскоязычных на улице не встретишь», - смеется путешественник. Сам он выучил несколько «нужных» русских слов: «друг», «музыка», «девушка», «дорога», «красиво» и без запинки произносит фразу: «Здравствуйте, меня зовут Джунджи, я из Японии».

В Хабаровске путешественник успел подружиться с байкерами, поиграть с местными музыкантами, сфотографироваться со всеми желающими и даже принять участие в праздновании Дня молодежи. Насыщенные дни. Впрочем, для Джунджи это норма. Впереди Иркутск, и дальше – на Запад.



ТЕАТР ОДНОЙ ДЕКОРАЦИИ

«Коноситаями» - это театр двух актеров – Дайгаку Футакути и Юуми Хирота, мужчины и женщины, двух составляющих Вселенной. Третий – режиссер Хироаки Ямагути. Он говорит: «Нас трое, мы как табурет на трех ножках – поддерживаем одну плоскость, и ведь хорошо поддерживаем!»

Японский театр – необычный театр. Актеры играют почти без декораций, без музыкального сопровождения и каких-либо спецэффектов. Труппа из города Киото этим летом впервые приехала на гастроли в Хабаровск. И непонятно – то ли зритель такой подготовленный, то ли японская культура так близка русской душе? Спектакли прошли с аншлагами, а актеры делились после выступлений: «Да, этот зритель самый живой, этот зритель нас понимает».

Театральный проект, который привезла труппа «Коноситаями», называется «Японская пара, русская пара». «Самым живым», понимающим хабаровским зрителям предложили посмотреть две пьесы – японский «Бумажный шар» и чеховского «Медведя». Автор «Шара», писатель и драматург Кунио Кисида, работал в начале XX века, когда японское сценическое искусство постигало европейскую традицию, искало новые формы и выражения.

«Бумажный шар» написан в 1925 году, в центре действия – почтенная пара, проводящая вместе воскресный день, их отношения, воспоминания о радостях прошлого. Само действие происходит на маленьком пятачке в непонятном времени. Все сосредоточено на игре актеров. Многие видят в спектакле только ностальгию и печаль, но хабаровчане разглядели и радость. Супруги счастливы просто потому, что они вместе.

- Это важно, понимаете, - говорит Хироаки Ямагути. – В любое время самое главное в жизни – сохранить отношения.

Хироаки Ямагути, к слову, отлично говорит по-русски. Только ставит слова в непривычном для русского слуха порядке. Кажется, что ему наша культура близка и понятна. Признается – да, так и есть. Были в Корее, путешествовали по Японии, но здесь особенно тепло, интересно и приятно выступать.

Традиционно принято считать японский театр консервативным, а режиссеров единовластными, но труппа «Коноситаями» - приятное исключение: спектакли ставят все вместе.

- Актер мне говорит: «Здесь я сделаю вот так, это интересно, помнишь?» Я не помню! Но соглашаюсь: «Да, давай попробуем, это может быть интересно». Они опытнее меня, я стараюсь прислушиваться. Мы втроем создаем спектакль.

Для гастролей в Хабаровске к труппе присоединились двое помощников. Режиссер объясняет:
- В Японии я сам сижу за пультом, чтобы вовремя включить свет. Звука у нас почти нет – актеры аккомпанируют себе, например, топая или хлопая. Это производит сильный эффект, даже больший, чем музыкальное оформление спектакля. В других странах приходится следить за субтитрами. Еще световые и звуковые приборы в российских театрах стоят отдельно. Значит, одному никак.

Традиционные вопросы: «Что понравилось в городе?» и «Когда приедете в следующий раз?» слились в один.

- Я почти ничего не видел, но понял, что у вас очень красиво. В Благовещенске такие прямые ровные улицы, а в Хабаровске горы. Мы обязательно приедем еще и тогда все подробно посмотрим.


ЮКИО КОНДО: «Слушайте живопись руками»

Середина июня. Жарко. Японец вытирает пот рукавом, берет большую кисть и говорит о японской живописи в технике нихонга. Рассказывает жестикулируя, и только когда рука устает, с удивлением смотрит на кисть. Смеется и начинает рисовать. Хабаровчане, участники мастер-классов в художественном музее, тоже улыбаются. Для них все в новинку – непомерно длинные кисти и новые правила смешивания красок.

А для художника Юкио Кондо живопись – сама жизнь, свобода и семейное дело. В стиле нихонга нет жестких сюжетов. Это искусство «природных материалов», и для японской культуры такая вольность естественна, так же, как строгие правила чайной церемонии. Мастер объясняет российским ученикам:

- Нужно… легко. Не надо усилий, пусть капает краска, пусть вы разлили тушь. Посмотрите, что дальше можно из этого сделать. Посмотрите, послушайте работу – она вам подскажет путь.

Тушь, растертые минералы, водорастворимые краски – каждый элемент специально покупается, измельчается и смешивается. Холстом служит специальная бумага - ващи, она сплетается из растительных волокон. Картины получаются объемными, светящимися. Вообще цвета и особенная трехмерность – основа техники нихонга. Но оформилась она не сразу.

В эпоху Мэйдзи, начиная с 1868 года, традиционная живопись, как писали газеты того времени, «теряла связь с прошлым. Многие школы пришли в упадок». Но не исчезли. Был разработан новый синтетический стиль, вобравший в себя старые школы.

- Нихонга не очень известна за рубежом. Я показываю, рассказываю, чтобы люди знали – у нас есть своя особенная живопись. В России любят все японское, это приятно. Теперь вы еще знаете об исконно японском изобразительном искусстве.

Целый год Юкио Кондо путешествует по России. В Хабаровске пробыл почти месяц и, несмотря на жару, провел все запланированные мастер-классы. В каждом городе мастер учит рисовать людей с нарушением зрения. Считает, что «настоящее искусство надо ощущать, чувствовать душой и руками». А значит, в стиле нихонга может творить каждый.

- Не закрывайтесь от новых умений, даже если на первый взгляд они недоступны. «Нет» - такое плохое слово, лучше «давайте попробуем». И еще – слушайте живопись, это можно, трогайте картину руками, будьте смелее!


Анастасия Рыбакова
Фото из архива театра, Художественного музея,
Максима Фомина

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.
«Коноситаями» - это театр двух актеров. Японское лето пришло в Хабаровск. Японский трубадур. Художника Юкио Кондо