http://basdv.ru/

Берегите себя ради… нас!

Образ жизни врачей-инфекционистов в этом году радикально переменился. Работа на износ, ежечасная возможность заразиться серьезной болезнью - как выживают наши доктора? Об этом наш разговор с врачами детского и взрослого «ковидных» госпиталей Хабаровска.


Евгения Мокрецова (далее Е.В.), врач-инфекционист городской больницы №10 Хабаровска, доцент Дальневосточного медицинского госуниверситета:Работа врачей перестроилась радикальным образом! После перепрофилирования нашей больницы в госпиталь для больных COVID-19, отдельно был организован госпиталь иных инфекций, в котором работают несколько наших врачей и медсестёр. Там относительно немного больных. Для врачей других областей и специальностей вся иная патология отошла на второй план. Остался только Covid-19!

Наша больница многопрофильная, с множеством узкоспециализированных отделений, которые на сегодняшний день стали инфекционными. Хирурги не проводят высокотехнологичные операции, которые требуют постоянной практики. И никакие, даже очень достойные, заработки не в силах компенсировать такие потери. Мы все оказались в совершенно нестандартной ситуации.

Алексей Николаев (далееА.М.), врач-инфекционист Детской краевой клинической больницы имени А.К. Пиотровича и Детской инфекционной больницы, заведующий инфекционным отделением: В нашей больнице «ковидный» госпиталь открылся 28 апреля. До этого момента мы лечили кишечные инфекции, ОРВИ, тонзиллиты, менингиты и энцефалиты и другие. Понятно, что зимой и ранней весной превалировал грипп. В день принимали до 80 человек. Шли огромными потоками острые больные с лихорадкой и интоксикацией. Работали непрерывно. Но, безусловно, было легче, не требовались серьезные карантинные мероприятия, разделения красной и чистой зон. Лежали пациенты недолго, примерно от четырех до семи дней. По мере выздоровления сразу выписывались.

Теперь наши обычные инфекционные пациенты получают лечение на базе другого отделения больницы. А мы стали работать с Covid-19. С особыми требованиями к госпитализации, выписке, дальнейшему маршруту пациента. Облачились в средства индивидуальной защиты. Все пространство больницы разделили на 2 зоны – красную и чистую. И с этим важно считаться каждую секунду! Задача: предупредить вынос Covid-19 наружу, не занести иную инфекцию в красную зону. Введены жесткие правила передвижения пациентов, персонала, сопутствующих служб. Здесь больше играет роль не инфекционный характер работы, а противоэпидемический. Среди врачей и медперсонала дисциплина очень высокая.Мы прекрасно понимаем, с чем имеем дело.

Некоторые специалисты, практически живут в больнице. Дома у них пожилые родственники, которых необходимо уберечь. «В чистой зоне развернуто общежитие для таких сотрудников». Еще весной были перепрофилировали 2 комнаты в душевые, чтобы персонал мог проводить всю необходимую санитарную обработку. Более чем за полгода наша больница ни разу не испытала дефицит в защитных костюмах или антисептиках. Даже когда только открывалось ковидное отделение, у нас уже было закуплено более 1000 костюмов индивидуальной защиты и респираторов высокого качества. Очки, перчатки, бахилы. Все есть.

Своя ноша…тянет!

Е.В.: Жизнь для медиков стала сложнее. В начале карантина мы чувствовали понимание людей. Сейчас, похоже, все уже утомились от защитных мер, потока информации об инфекции, и перестали заботиться о себе. Врачи же, как варились в «адском месиве», так и варятся. Многие даже не подозревают, что еще немного и у нас иссякнут силы, здоровье. Закончатся последние ресурсы на напряженную работу без полноценного отдыха. В стенах госпиталя идет постоянная борьба с инфекцией. При этом в общественных местах мы наблюдаем, что люди пренебрегают элементарными мерами индивидуальной защиты. Обращаюсь к читателям с огромной просьбой: берегите себя, ради нас... Эта фраза для меня приобрела острейшее значение.

А.М.: Тяжело работать в средствах индивидуальной защиты. Особенно в жару летом, и сейчас, когда дали отопление.С высокой температурой в помещении в защитном костюме вымокаешь до нитки, будто не обход делал, а под ливнем стоял. Это огромная нагрузка. У нас были случаи полуобморочного состояния у персонала, получения тепловых ударов.

Неприятно наблюдать и непонимание между людьми и докторами.Когда разговариваю с ковид-диссидентами, которые отрицают существование опасной инфекции и рассуждают о намеренном уничтожении экономики, я спрашиваю: вы помните, чтобы в палате, рассчитанной на 6 мест, лежали 10 человек? Или чтобы роддом, городская больница закрывались под госпиталь? Процессы идут не только в масштабах одного города, а в масштабах всего мира! Важно это осознавать.

О сезонных заболеваниях и«волнистости» Covid-19

Е.В.: Неправильно говорить, что весной была первая волна вируса, осенью – вторая. Летом мы наблюдали относительный спад, но это не означало, что с эпидемией справились. Все лето отделения госпиталя оставались заполнены. Мы не танцевали, как итальянские врачи и медсёстры: «ура, мы выписали всех!». Такого даже приблизительно не было.

Осенью эпидпроцесс продолжил нарастать. Мы видим, как люди болеют целыми коллективами. Все это на фоне отсутствия свободных мест в госпиталях, дефицита специалистов в поликлиниках. Остроту добавили и сезонные вирусы.Они снижают иммунитет, готовя прекрасную почву для Covid-19.

А.М.: Состояние поступающих к нам детей сейчас сложнее, чем весной. Карантин ощутимо снизил нагрузку на лечебные учреждения. Школы, садики кружки и секции не работали. Дети сидели по домам, и заболеваемость даже сезонными ОРВИ резко снизилась. Для сравнения: в апреле прошлого года мы принимали порядка 50-60 острых больных всех групп в сутки! А в этом апреле их численность сократилась до 4- 6 человек. Но я практически не видел весну, лето, осень. Иногда смотрел на работе в окно и отмечал: вот деревья еще голые, а вот покрылись зеленью, а вот снова голые.Усталость накапливается.

При этом очень многие заболевшие лечатся на дому…

Е.В.: В большинстве своем госпитализируются пожилые люди. Тяжело переносят инфекцию пациенты старше 65 лет. Если говорить о смертельных случаях, то и среди них, в основном,те, кому за 70 лет. Есть единичные ситуации, когда погибали относительно молодые люди: 38, 39, 40 лет... Это пациенты с тяжелейшим коморбидным фоном – состоянием, когда в организме соседствуют сразу несколько заболеваний. Прежде всего, это люди с ожирением. Ожирение — это одна из самых распространённых патологий, являющихся серьёзным отягощающим фактором, создающим риск неблагоприятного исхода COVID-19. На ее фоне у пациентов наблюдаются тромбозы и поражения мелких кровеносных сосудов, а также тромбоэмболия легочных артерий - нарушение проходимости легочной артерииили ее ветвей тромботическими массами. Это и способствует тяжелому протеканию коронавирусной инфекции. О таких осложнениях говорят редко, но при этом они могут быть фатальными. Неделями приходится бороться за выздоровление людей, перенесших инфаркты, инсульты, пневмонии...

А.М.: Сейчас в нашем «ковидном» отделении 25 коек. Все они заняты. А недавно здесь ютились 30 пациентов. С детьми лежат и родители, которые также болеют и получают медицинскую помощь. Дети с наличием фоновой патологии, например, с сердечно-сосудистыми, онкологическими заболеваниями, сахарным диабетом тяжело переносят Covid-19.

Врачи… болеют!

Е.В.:Использование средств индивидуальной защиты, обработка дезинфектантами отнимает много времени, сложный режим работы, усугублённый постоянными стрессовыми ситуациями, сказывается на нашем здоровье. Практически все сотрудники 10-й городской больницы уже переболели Covid-19.

А.М.: Врачи на передней линии и страдают в первую очередь сами. Как бы себя не защищали, ежедневный контакт с больными делает свое дело. Многие наши сотрудники уже переболели коронавирусной инфекцией. Некоторые из них – достаточно тяжело.

Есть ли пациенты, которые особенно запомнились?

Е.В.:Частые случаи: поступает очень пожилая женщина и рассказывает, что сидела на самоизоляции 2-2,5 месяца, но, несмотря на это, оказалась заражена... родной дочерью (сыном), принесшими вирус с работы... И слезы бабушки, которая жалела о времени, проведенном взаперти, а в итоге оказалась в больнице, запоминаются. Или когда сын, вернувшийся из туристической поездки, заболел сам и заразил мать. Он выздоровел, а матери больше нет... Беречь нужно себя, даже если нет осложнений по здоровью и показаний по возрасту! Берегите себя ради своих близких!

А.М.: У нас в отделении лежала женщина с ребенком. Пока они находились на лечении, от COVID-19 у нее умер муж, а через два дня и отец… Трудно передать ее психологическое состояние. Таких трагических историй много.

О масках, иммунизации и посягательстве на свободу

А.М.: Учитывая длительный инкубационный период и случаи бессимптомного течения заболевания, когда люди даже не подозревая этого, являются переносчиками, можно предположить, что данная болезнь может циркулировать довольно долго. Встают сейчас на первый план вопросы специфической профилактики. Иммунизация, либо жёсткие карантинные меры. Третий вариант: дождаться когда переболеет 70% населения и выработается коллективный иммунитет. На мой взгляд, власти делают все грамотно. Многое упирается в сознательность населения. Не хватает масок – дома сделайте, прокипятите, отутюжьте. Обходите очереди, большие скопления людей.Общество воспринимает ношение масок, как покушение на свободу личности. Совершенно не правильная позиция!

Стал ли Covid-19 эпидемиологической школой хабаровчанам? Для столкнувшихся с инфекцией, однозначно да. Сейчас от нашего уровня осознанности и ответственности напрямую зависит и размер возможных потерь в это неспокойное время.

Юлия Кузьмина

Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Пока пусто. Оставьте свой комментарий.